Reymas
Глава 13. Первые гости
С трибуны слышались неясные вопли, отдаленно напоминающие пение... очень отдаленно. Тому, кто посмел сравнить это с пением, пришлось взять тяжкий грех на душу и заткнуть уши. Что-то можно было разобрать вроде "Только вот с ежиком вышел прокол!" На трибуне лихая толстенькая старушка зажигательно отплясывала, придерживая остроконечную шляпу и сверкая панталонами. Ее спутницы - невысокая тощая пожилая женщина и молоденькая девушка, которую можно было принять на одуванчик - пышная грива светлых волос не подавалась земному притяжению и образовывала вокруг ее головы облако. Поначалу они пытались ее утихомирить, но, посмотрев, насколько опустело содержимое фляжки с яблочным бренди, оставили свои попытки и усиленно делали вид, что "Она не с нами". Самая младшая из них в руках нервно сжимала палочку со звездочкой на конце и неотрывно смотрела на Орихиме. Уж выпала Маграт доля нести бремя феи-крестной. Тем временем, нянюшка Ягг уже подзарядилась остатками бренди и затянула новую песню. Она повествовала о том, что "на волшебном посохе - нехилый набалдашник". Матушка Ветровоск еще сильнее закуталась в черную накидку, когда-то бывшую бархатной, а нынче служившей по зимам накидкой для коз, и опустила голову, пытаясь скрыть сердитый румянец.

- ПРИВЕТ. - раздалось над головой у Заэля, который догрызал свою розовую ручку. Сейчас он слегка был раздосадован тем, что не смог добиться у той странной молчаливой девушки с косой "отлить ему хоть немного этой зеленой жидкости для исследований". Жидкость при этих словах еще активнее начала щемиться в банку, а под конец Заэлю показалось, что он услышал что-то вроде "Да закрывай скорее крышку, Нему, несносная дура!"
- Мы с вами знакомы? - вежливо осведомился розововолосый арранкар, поднимая голову. Над ним стояла фигура в темном капюшоне и держала в руках пачку чипсов. Оглядев ее с ног до головы, Заэль нахмурился и поправил очки - уж слишком костлявыми ему показались руки у незнакомца.
- ПОКА ЕЩЕ НЕТ.
Заэль почувствовал раздражение.
- А в чем, собственно говоря, дело?
- Я БЫ НА ТВОЕМ МЕСТЕ ПРИГЛЯДЕЛСЯ К ТОМУ ПАРНЮ.
- К какому?
- НУ, ОН СЕЙЧАС НЕМНОГО НЕ В ФОРМЕ...ТОЧНЕЕ, СЕЙЧАС ОН ПРИНИМАЕТ ФОРМУ БАНКИ, - костлявая рука вновь залезла в пакет с чипсами.
Заэль глянул туда, где стояла Нему.
- А какое это все имеет отношение ко мне?
- ПОКА НИКАКОГО, - незнакомец вытащил из кармана песочные часы, - ДА Я ОПАЗДЫВАЮ!
Фигура в темном балахоне наклонилась к Заэлю. Тот невольно вздрогнул, увидев, что на лице..если это можно назвать так... у незнакомца пустые глазницы пылали голубым огнем.
- НУ, ЛАДНО. БЫВАЙ. ДО ВСТРЕЧИ В СЛЕДУЮЩИХ СЕРИЯХ, - незнакомец махнул рукой, и, поправив косу на плече (нет, не такую как у Уноханы...а...да, она еще характерно звякнула), и исчез.
Заэль пожал плечами и вновь углубился в пометки на страницах блокнота.
Мира запихнула в свою безразмерную сумку, ну да - там внутри встроенная черная дыра, транспарант с изображением Улькиорры. Вполне ожидаемая победа, да...Жуя запасенный, точнее чудом спасенный, бутерброд с куриным рулетом, девушка побрела вдоль края арены, надеясь отыскать в толпе либо Заэля, либо Мугла, который уже должен был вернуться.
Розововолосый нашелся быстро. Девушка застала как раз тот момент, когда ученый о чем-то разговаривал с незнакомцем с чипсами и косой. Коса, боевая...ммм...Жалко - исчез. Ну ничего, своя есть и получше. Мира в очередной раз огляделась в поисках животины...
Тьфу ты, - думал Заэль. - Еще один странный экземпляр. Надо поискать, кого-то он мне сильно напоминает". И арранкар наконец оторвался от созерцания зеленой жидкости и направился в лес. Там вроде небольшой междусобойчик назревал. В последний момент он заметил Миру.
- О, здравствуй. Кого ищешь? И не знаешь, кто бы это мог быть? - Заэль махнул рукой в сторону места, где был косистый незнакомец.
Мира продолжала сканировать толпу на наличие Мугла. Не дай бог, еще в другой мир унесся. Тогда велик шанс, что его с почтой по цепочке послали, и вернется он дня через два-три, когда круг замкнется. Жаль, очень жаль...Хотя линии энергии в пространстве межмирового перехода остались вроде как нетронутыми: ну смерть туда - сюда прошлась, подумаешь...
На дальних скалах мелькнул силуэт Консуэло. Вернулась, похоже. Весь бой пропустила из-за дурацкого вызова. Против начальства, конечно, не попрешь...
На вопрос Заэля девушка обернулась, так что волосы закружились маленьким вихрем:
- Да Мугла где-то носит. Хотя сегодня он вполне может и не прибежать. А там был, - Мира махнула в сторону места, где исчез незнакомец, - Смерть. Их часто в такие места привлекает.
Девушка усмехнулась:
- Не обращай внимание. В ближайшие дни ты точно жив будешь, гарантирую.
- Да ладно. Я уже мертв, причем давно. Ему тут вообще ловить нечего. Что-то много сюда народу поприползало, неприглашенного. Вон какой-то красавчик с мечом длиной с него, рыжих прибавилось, и вообще. И в основном, со своим оружием. А главное - живые! Тоже в основном.
Заэль хмыкнул. И грациозно уселся на ближайший камешек, благо таких поблизости было много.
- Ну и ладно. Среди них попадаются любопытные экземпляры


Глава 14. Подруги
Раздался приглушенный хлопок, и на одной из скал возникла человеческая фигура. Судя по всему, ну а хотя бы по юбке длиной до пят, фигура была женской. Консуэло торопливо порылась в складках юбки и извлекла оттуда большую лупу с резной металлической ручкой, бросая взволнованный взгляд на арену далеко впереди.
- Вот так всегда. Самое интересное пропустила. Ясно одно: этот Улькиорра победил того темно-рыжего шинигами. Надо будет спросить у Гриммджо, как прошел бой. Кстати, где бы он мог быть?
Волшебная лупа забрызгала синими искорками и повисла в воздухе.
- Ой-ёй. Нет, пожалуй, я его пока беспокоить не буду. А может быть...
Выпуклое стеклышко выбросило в воздух пару огоньков и замерло. В нем отразилась высокая девушка с синими волосами, которая, по-видимому, кого-то искала.
- Отлично! Вот у Миры я все и спрошу, - и секунду спустя вершина скалы уже пустовала.
Появиться посреди толпы Консуэло побоялась - это вам не исчезать, лишнего внимания не оберешься потом. Народ взахлеб обсуждал только что свершившийся бой, скооперировавшись по группкам. Самая большой наплыв людей был вокруг жизнерадостного парня с веером, вертевшегося рядом с тотализатором: напряжение росло, все, кто еще не успел отдать свой голос и сделать ставку, торопились наверстать упущенное - почти половина боев первого тура осталась позади, уже наметилось несколько фаворитов, и дальше все обещало быть только интереснее.
Мира снова в компании этого подозрительного типа. Хм.. а Мугла нет, странно. Надеюсь, что она не будет в обиде, если им немного помешаю. И Консуэло неспешно выскользнула из тени деревьев на свет.
- Мира! А вот и ты! - прокричала она, следуя заповедному "улыбаемся и машем" - Как ты тут, чем занимаешься?
На появившуюся из леса Консуэлло Мира отреагировала несколько преувеличенно-радостно, по всей видимости, подстраиваясь под ее тон.
- Ой, привет! А что я, я в порядке, как и всегда, - синеволосая несколько сбавила тон, темперамент не тот, да и голос подсел, - Ты Мугла моего не видела, а то я ищу его, ищу?
Девушка нервно осмотрелась: на Заэля можно было уже и не обращать внимание - убрел, что-то лихорадочно записывая про необычных личностей, а остальную толпу, включая мужика в панаме, не стоило и считать. Кстати о мужике в панаме...Рядом с ним чей-то маленький силуэт...Попался, паразит!
Девушка зашептала в ладонь, из чего можно было разобрать: ..."тьма, что живет в глубинах вселенной"..."ткань мироздания"..."открой путь" И потом отчетливое:
- Black Hole!
С мявом Мугл вывалился из миниатюрной черной дыры на плечо девушке, выдал хозяйке конверт, и тут же получил кусок колбасы в зубы. Мира торжествующе улыбнулась испанке и поинтересовалась:
- Тебя ведь опять начальство вызывало?
-Ага! Я еще не все пропустила? Что там было-то? А то я только под конец вырваться смогла... И следующий скоро? Да, и еще, ты тут мужика с короткими голубыми волосами и запасной челюстью не видела? Ой, пойдем к арене, не хочу ничего пропустить!

Глава 15. Бьякуя - Ишшин
Они вышли. Бьякуя с чувством собственного достоинства, как обычно, зашкаливавшим. Ишшин хорошенько разогнался и выпрыгнул на арену, так что земля дрогнула. Все же он немного не рассчитал и едва не расшибся еще до начала боя об внезапно обнаружившуюся кочку. Глуповато усмехаясь, он взглянул на противника. Бьякуя думал только о том, как же ему это все надоело. Но меч достал. Ишшин еще раз усмехнулся и приготовил к бою кулаки, однако на его поясе подозрительно сверкнул значок временного шинигами, стащенный у сына. Бьяка тихонько вздохнул. Этого ему только не хватало. Все-таки гены - великая вещь. Надо этот значок ему срезать. Бьякуя резко выкинул меч вперед, целясь в ремешок, на котором висел значок. Лицо Ишшина на секунду приобрело некоторую серьезность, он попытался уйти от удара, отпрыгнув вбок. Меч слегка надрезал ремешок. И Бьякуя разочарованно фыркнул, шагая в сторону и направляя меч в горло противника. Ишшин хмыкнул, нечего тут мечами размахивать. Чуть отошел в сторону, пропуская меч мимо и готовясь контратаковать. Бьякуя не успел остановить меч, и тот немного занесло. В голове у него мелькнула мысль о рукопашной, то бишь кулаком по наглой ухмыляющейся... кхм, это недостойные аристократа мысли. Нагло ухмыляющаяся ...кхм… Ишшина приобрела еще более наглое выражение. С воплем "Смотри, сынок - вот как надо аристократов мутузить" Куросаки-старший начал выполнять свой коронный удар ногой. Удар удался. А перехват ноги Бьякуей удался лучше. Аристократ молча сцепил пальцы на лодыжке Ишшина и дернул за себя, причем сильно и качественно. Аристократов, видно, оказалось мутузить сложно. Ишшин в отчаянии попытался выполнить вертушку. Пальцы аристократа разжались, выпуская ногу - не приспособлены его холеные пальцы к держанию волосатых ног всяких тут. Бьякуя ударил мечом по ремешку. "Это чьи ноги тут волосатые?!" Ишшин выставил перед мечом ножку стола, который утром собственноручно...собственноножно... разбил при приземлении. Ножку перерезало. Меч снова надрезал ремешок, повисший на одной ниточке. Губы Бьякуи слегка изогнулись. Ишшин прошипел что-то не очень лицеприятное в сторону Бьякуи и его родни до 12-го колена. В лицо аристократа полетел жилистый кулак. Бьякуя сощурился, уворачиваясь. И ответил тем же - ему очень не понравилось упоминание его предков в подобном ключе. Но Ишшин не собирался под него попадать. Захватив заблокированную руку противника, он зашел тому за спину, уходя с линии атаки и готовясь провести свой прием. Бьякуя не успел отреагировать, но взял меч обратным хватом и ударил колющим в зашедшего назад противника. Удачно. Но удар получился скользящим, максимум - царапина. Бьякуя вырвал руку, перехватывая меч левой рукой прямым хватом, разворачиваясь лицом к противнику и ведя меч вверх, намереваясь пропороть Ишшину живот, но слишком слабо. Ишшин задорно выкрикнул несколько свежевыученных ругательств, перехватывая руку Бьякуи, которая с мечом, и занося ногу для удара по почкам. Бьякуя слегка поморщился и повернулся боком, пропуская удар мимо себя. Ишшин хитро ухмыльнулся и подставил подножку. Хор-рошая получилась подножка. Бьякуя споткнулся и на мгновение потерял равновесие, но гибко выгнулся и встал, ребром ладони ударив по горлу. Ишшин поставил скользящий блок с внутренней стороны руки противника, сопровождая ее по нисходящей спирали. Потом подхватил запястье двумя руками (одна снизу локоть на локоть, другая - сверху), развернулся на пятках, сгибая руку противника в локте, готовясь провести бросок. Бьякуя опять изогнулся, вырываясь и вывихивая себе руку, но успев перехватить меч другой рукой. А затем направил меч в голову противника.
Решив, что с него хватит баловства, Ишшин приложил к груди значок шинигами и вышел из тела под аккомпанемент падающих с трибун зрителей. Меч Бьякуи он блокировал уже своим собственным. Из-за потери времени при выходе из тела блок немного запоздал, и бровь Ишшина пересекла глубкая царапина, из которой густо потекла кровь.
- Цвети, Сенбонзакура, - четко произнес Бьякуя. И лезвие красиво распалось, окутывая арену плотным облаком лепестков-лезвий. Зрители ахнули и потихоньку принялись отползать подальше. Аристократ с премерзским хрустом вправил вывихнутый сустав и снова сосредоточился на противнике.
Ишшин оскалился, явно получая удовольствие от всего происходящего. Меч в его руках засветился и начал вытягиваться, до тех пор, пока не превратился в секиру с него самого ростом. Продолжая ухмыляться, он ринулся на противника, разгоняя лепестки широким лезвием. Лепестки упорно нападали, их было слишком много, а Бьякуя только подумал, что яблочко от яблони... Посоветовать ему, что ли, пропеллер изобразить? Может, взлетит. Аристократ слегка улыбнулся и пустил часть лепестков по траве, подбираясь к ногам противника. Ишшин испустил яростный клич и выпрыгнул вверх, частично последовав мысленному совету Бьякуи насчет вертолета. На одном из взмахов с лезвия сорвался массивный заряд реяцу, не просто летевший по прямой, как у Ичиго, а движущийся этаким полумесяцем, с каждым метром увеличивавшим радиус. Лепестки все же задели его ноги, основательно порезав ему щиколотки и икры, а удар реяцу был заблокирован ответной волной. Противники замерли друг напротив друга, перетягивая "канат" реяцу. Ишшин нажал изо всех сил, отказываясь уступать. Секира вспыхнула синим огнем. Бьякуя полыхнул глазами, с его головы слетел кенсейкан, но он сумел оттолкнуть от себя противника. Вслед отлетающему телу помчалась розовая волна, скалясь лезвиями лепестков.
Не менее яростный, чем его противник, Ишшин никак не желал сдаваться. Его глаза сверкнули тем огнем, который, порой, полыхал внутри Ичиго в минуты решимости. С диким воплем он вонзил оружие в землю, создавая перед собой стену из реяцу. Бьякуя был буквально сметен этим напором необузданного гнева, его протащило по земле, и теперь он выглядел далеко не так блистательно, как раньше. Но до банкая он решил не доводить пока - он итак отставал на шаг от противника. Слегка вздернув верхнюю губу, он прошунпоился к краю арены, потом к другому, обходя противника, и, оказавшись у него за спиной, сформировал лепестки практически в единую плоскость и направил ему в спину. Ишшину было хорошо известно об этой технике Бьякуи. Но знать - одно, остановить - совсем другое. Он перехватил секиру, блокируя несущиеся на него лезвия. Но не успел. Они пропороли спину по всей длине, вдоль позвоночника, но не очень глубоко. Бьякуя попытался ухватить секиру рукой под лезвиями, но пальцы соскользнули, и он фыркнул, сдувая челку с лица. а потом решил не церемониться и ударил по ногам. Ишшин чуть скрипнул зубами от боли. Он почти ничего сейчас не чувствовал: только ярость и бешеное биение реяцу в крови. Давно он так не сражался. Но лезвия приближались, неумолимо и быстро. Ишшин шунпанул в сторону, заходя противнику с фланга. Бьякуя не успел сориентироваться и обернуться, но успел провести волну лепестков по дуге в сторону Ишшина, напрягая ногу и готовясь отскочить. Ишшин сердито сверкнул глазами и в боковом подкате, давшем бы фору любому футболисту, пнул Бьякую по напряженной ноге. Подкат удался. А вот пинок не очень... Бьякуя развернулся на этой самой ноге и ударил одновременно ногой с разворота и сенбонзакурой. В такой ситуации оставалось только шунповать в сторону, и быстро, очень быстро. Не увернулся, ни от чего. Старость не радость... и изрезанные сенбонзакурой ноги тоже. Хотя могучий пинок Бьякуи придал значительное ускорение. Бьякуя торжествующе дернул бровью и прошунпоился ближе, намереваясь ударить в горло. Ишшин отступил в сторону, уходя с линии атаки. Секира со свистом рассекла воздух, направляясь в плечо аристократа. Плечо было твердым, но все-таки не железным. Секира соскользнула по спине, когда Бьякуя припал к земле, бросаясь вперед. А лепестки в это время устремились к голове Ишшина, окружив его и жаля со всех сторон, одновременно заслоняя обзор. Этой технике Бьякуя научился у мошек, пока они еще были здесь. Куросаки в отчаянной попытке уворота шумпанул за спину противнику и пнул того двумя ногами, опираясь на древко секиры. Скорость Ишшина явно падала, но он еще не утратил сил, а потому пинок получился весьма весомым. Бьякуе уже надоело получать пенделя от непонятно кого. Он пошатнулся и восстановил равновесие не сразу, взмахнув руками, чтобы удержать его. Послушная сенбонзакура устремилась назад. "Пока еще долетит..." - подумалось Ишшину. Он кинулся вниз, подминая под себя Бьякую и занося кулак, нацеленный в лицо. Не ожидавший такой наглости, Бьякуя едва успел подставить ладонь под кулак, и это немного смягчило удар. А лепестки таки долетели. На Ишшина обрушилась лавина лепестков, и Бьякуя только порадовался тому, что его противник такой крупный. спрятаться можно, правда, тяжелый слишком. Что-то у него мысли в нерабочем направлении пошли... Ишшин охнул, устало так. Лепестки давили все сильнее и кромсали плоть острыми краями. Он уже понял, что ему этот бой не вытянуть. Но все-таки можно было успеть сделать одну вещь. Усталая ладонь собралась в кулак и устремилась к носу аристократа. А Бьякую это все уже изрядно достало, простите за грубое слово в его исполнении. Он сделал то же движение. В результате, с расквашенным носом остались оба. Но доволен остался все-таки Ишшин: ему от сына по носу чаще прилетало. а вот увидеть самого Кучики-тайчо с покореженной физиономией редко кому доводилось. Куросаки устало ухмыльнулся и потерял сознание. Бьякуя вздохнул и успокоил сенбонзакуру. Потом осторожно снял с себя тело противника и встал. Папаша ему нравился намного больше сынули. О, а сынуля все еще в шоке. Не знал? Или прошляпил? А, какая разница. Надо подобрать кенсейкан. И как они его не затоптали тут? А нос... Такому противнику можно позволить хоть небольшое, но удовлетворение.
Орихиме подбежала к ним, раскидывая купол. Ишшин был не так уж сильно ранен, множественные порезы, но неглубокие, залечиваются быстро. Кучики отделался несколькими синяками и разбитым носом. На это времени ушло еще меньше, но Бьякуя все равно чувствовал себя подравшимся во дворе мальчишкой, который теперь не знает, как бы скрыть это от родителей. Нет, Куросаки-старший нравился ему гораздо больше младшего. Надо будет как-нибудь побеседовать с ним насчет Ичиго и Рукии. А то у них, похоже, все к тому идет. Не то, чтобы Бьякуя одобрял этот союз, но счастье Рукии важнее, надо только обтесать этого… Хотя, если посмотреть на папочку, это бесполезно. А Орихиме девочка милая, вежливая, интеллигентная. Вполне приличная, и его, Бьякую, устраивает. Вполне.

Глава 16. Письмо
Мимо Миры прошествовал Улькиорра, слегка поведя глазом в ее сторону. Похоже, он все веселье пропустил, хотя кто там поймет. За руку он вел нечто дебилоидного вида, мелкое и белобрысое. А направлялись они к довольно сильно выделяющемуся на фоне остальных негру в зеркальных очках и с косичками. Тот повернулся к ним, видимо, услышав. Уль довольно решительно вытолкнул ребенка вперед, но тот взвыл и спрятался за спины девушек, видимо, ища защиты. Шиффер пожал плечами. Не хочет - не надо, он пацана очень даже понимает. Негр направился к девушкам.
Мира покосилась на то самое дебильновато-белобрысое, которое в тот момент теребило юбку Консуэло. "Слава небесам, на брюки оно не бросается" Мугл сердито зашипел и, по всей видимости, постепенно перешел в диапазон, не воспринимаемый человеческим ухом.
- Да, мне он тоже не слишком симпатичен...Но знаешь, лучше его выслушать.
- Ыыыы, - произнесло существо, и потыкало пальцем в приближающегося негра, зарываясь поглубже в юбку.
В это время негр подошел к ним и посмотрел незрячими глазами.
- Вандервайс, домой.
- Не-е-е-е-е.
- Да. Вы получили сообщение от Айзена-сама? - обратился он к Мире. Оно было передано с вашим животным.
- Ыыыы, - ладно существо, но теперь и Мугл издал подобный звук, видимо, за компанию.
Мира задумчиво взвесила конверт в руке.
- Я так понимаю, это оно. К сожалению, я еще не успела его просмотреть, но - синие глаза сфокусировались на негре, правда какой в этом смысл - он же слепой. - Возможно вы лично передадите мне его содержание.
Консуэло, усиленно пытавшаяся отцепить нежелательное дополнение от юбки, тоже навострила уши. Мимо пробежал неугомонный вайзард с пирожком на удочке, следом вприпрыжку летел Кенпачик. А за Кенпачиком устремился Вандервайс с радостным гугуканием. Негр вздохнул и повернул голову в ту же сторону. Похоже, зрение ему не требовалось.
- Хорошо. Айзен-сама предупреждает, что не сможет принять участие в данном мероприятии, - по лицу слепца было видно, что относится он к этому всему с крайним неодобрением. - Это вкратце. А письмо передайте, пожалуйста, Ичимару Гину, он сам разберется.
Негр слегка поклонился и направился наперерез паровозику из вайзарда, двух шинигами и арранкара.
Мира рассматривала конверт с явным недоумением. Особенно откровенно читался на лице вопрос "А почему я?! Я его даже лично не знаю! Изучала, конечно..." Затем пришло негодование:
- Отказывается учавствовать в соревнованиях...Ха, король нашелся!Не ему решать!
Свою злость девушка выразила на почти неповинном Тоусене, косвенно, так как от силы ее эмоций в районе радиусом километр линии реяцу вдруг спутались друг с другом и превратились в почти неразличимое полотно. Тоусен внезапно запнулся и остановился. На его лице появилось немного беспомощное выражение. Он осторожно прислушался к реяцу и столь же осторожно пошел вперед. Что-то он все же чувствовал, только нужно было сосредоточиться. Броуновское движение толпы на миг прекратилось, все прислушивались к своим ощущениям. Не горевали только двое - дядя Вася да Ичиго. Они все равно эту самую реяцу и не чувствуют. Да и остальные вроде бы приноравливаться начали.
- А письмо все-таки передайте, - отчетливо прозвучал голос Тоусена.
- Ладно уж... - слегка смягчилась девушка, слегка.
Злость-злостью, а Гина-то надо было искать. Осознав, что сама себе наставила палок в колеса - в том самом радиусе вообще нельзя было почуять кто?где?зачем?чем закусывает? - девушка вопросительно покосилась на Консуэло: может, лупу одолжит. Ага, щаз, что называется. Проще из Исиды-младшего признание в любви выудить. Ну, нет так нет. Поспрашиваем у аборигенов. Первым на глаза попался гордо пошатывающийся Шухей:
- Прости, что отвлекаю...Да, ты меня не знаешь...Да, я наставила на тебя лезвие косы, но исключительно из протрезвляющих целей...Ичимару не видел?
Шухей с трудом сфокусировал взгляд. Перед боем он решил принять немного подогревающего, и теперь был немного... Ну, после самогона дяди Васи все так ходили. Он мотнул головой, но, похоже, слишком сильно - его повело сначала в одну сторону, потом в другую.
- Он пошел к кухне, - раздался голос позабытого всеми Улькиорры. - Туда.
Арранкар обычным своим жестом "а ты записался..?" указал в сторону одной из скал, рядом с которой поднимался дымок.
- Я провожу, - и Шиффер развернулся, направляясь слегка левее цели. Полы костюмчика как обычно развевались. - Напрямую не пройти.
Ну да, действительно не пройти. Там же запасной вариант самогонного аппарата "Сапогоминатор -Х100" запрятан. Вчера Василий его туда пер. Не сам. Комамурой. Как лис согласился - народ до сих пор удивлялся. Кивнув испанке "Я буквально на минутку", девушка проследовала за невозмутимым победителем красных ананасов.
Улькиорра явно предпочитал ненапряжные пути, поэтому не стал прыгать по камешкам, аки горный Гриммджо, а спокойно прошел по самой удобной тропинке. Вывернув из-за особо крупного камешка, они оказались на небольшой каменистой полянке под каменным навесом. Там тоже толпился народ, ожидая подачки. А Орихиме не давала, говорила, что еще не готово. Там же крутилось несколько белых голов, но в дыму остальное было неразличимо. Улькиорра уверенно подошел к одной из низ.
- Ичимару-сенсей. Письмо.
- Ааа, сейча-ас, - Гин поспешно зачерпнул поварешкой из котелка и быстренько оттуда смылся, пока не поймали не отобрали. Ну, хотя бы попытались, а то у него отобрать что-то...
Мира пронаблюдала, как среброволосый Гин исчез в глубоком дыму. Быстрый, зараза. Невдалеке послышался звук удара поварешкой - Орихиме опять принимала решительные меры против нарушителей общественного порядка. "Кейго ж так до боя убьют..." Улькиорра оставался полностью невозмутимым. Что ж, ему по типажу положено. Мугл недовольно заурчал, требуя колбасы. А Ичимару пока не появлялся.
Гин снова вынырнул из облака, уже довольно облизываясь.
- Ита-ак, что тут у вас? Улькиорра-кун? Письмишко? От нашего драгоценного владыки, чтоб ему жилось вечно. Давайте-давайте.
Он отобрал конверт у девушки, распечатал и вчитался.
- Прекрасно. Переговоры, значит. Ну-ну. Он не явится, это точно. Политика... Улькиорра, что с тобой?
Улькиорра улыбался. Нет, не слишком заметно, но с каким-то странным торжеством. Гин внимательно посмотрел на него, потом довольно кивнул. Его школа!
У Миры нервно задергалась правая бровь. Оказывается, улыбка Гина - это заразно. Пригнувшись, - Орихиме уже сковородками кидалась - девушка начала отступление в сторону двери. Мугл полз рядом, что-то преданно скуля. Надо бы драпать отсюда...
- О-о, там что-то интересное, - произнес Ичимару, глядя на арену. - Нанао? Ого. Это надо видеть.
И он решительным шагом направился к арене. Улькиорра остался на месте. Поленился идти. Ему и так хорошо все видно. В его глазах светилось торжество. Он даже не улыбнулся - усмехнулся краем губ. Он сделал Айзена! Хотя бы в такой мелочи. Увернувшись от очередной посудины, арранкар заметил тихонько отступающую Миру. И чего они испугались? Неужто сенсея?
- Вы разве не будете обедать? - спросил он, сверкая рогом в сторону стола.
- У меня свое, - девушка показала на сумку, которую вечно носила с собой - Я не хочу тут синяк под глазом или еще где-нибудь получить. Да и кулинарные способности нашей невесты меня смущают.
Ответом ей был дружный вздох. Видимо, кулинарные способности Химе волновали всех(холодец с мороженным на десерт смутил даже Зараки), но запасы-то мало у кого были.
- Да и Нанао на арене - не хочу ТАКОЕ пропускать, - девушка лучезарно улыбнулась и смылась со скоростью, давшей бы фору любому Муглу.
Улькиорра пожал плечами. И ладно. А его холодец с мороженкой устраивает. Странные они все.

@темы: Bleach, турнир, фанфик