Reymas
Глава 6. Демонстрационный бой: Лук - Кон
Для того, чтобы господа дуэлянты поняли, что от них требуется, был проведен демонстрационный бой между претендентами, не попавшими в основной состав, а именно: Луком (зеленым) и Коном (душа+). Основной турнирный состав выстроили вокруг арены (вытоптанной площадки на берегу реки) диаметром метров 5. Кон в виде игрушки протиснулся между ногами Комамуры (зазор самый большой;) и с воплем: «Химе-чан МОЯ!» выскочил на середину арены и замолотил лапками по груди. Лук торжественно был вынесен Ханатаро и заботливо уложен на арену.
Кон запрыгал, имитируя боксерские движения. Гриммджо хмыкнул и подмигнул стоящей рядом Тацки. Та хмуро зыркнула в ответ и отвернулась. Кошак повел плечами и постарался пристроиться поближе, получил локтем в дыру, зашипел и отстал. В это время Кон с воплем Тарзана кинулся всеми лапами на безучастно лежащий лук (Урон:3. Осталось:17). Лук, от удара скорчился и заплакал горючими слезами (Урон:5. Осталось:15). Кон, не выдержав такой атаки, откатился в сторону, зацепив по пути лапкой перышко лука (Урон 1. Осталось 16). Перышко прилипло, и пока Кон с воем катался по земле, хватаясь этими самыми лапками за глазки, провело повторную атаку соком (Урон 5. Осталось 10). Осерчав вконец, Кон подскочил и повторно ринулся на лук. Пока он раздирал его (Урон 6. Осталось 10), лук брызгал соком во все стороны (Урон 6. Осталось 4), но лев только грозно рычал и продолжал свое кровавое дело (Урон 3. Осталось 1). Зрители затаили дыхание: вот сейчас лук скончается, и мы сможем вздохнуть с облегчением. Но не таков наш лук, чтобы сдаваться какой-то игрушке! Собрав последние силы, он плюнул в лицо супостату (Урон 4. Осталось 0). Кон зашатался и с громким всхлипом рухнул навзничь. Из глаз его катились слезы, но он не мог уже пошевельнуться и только глухо рыдал в сухую землю арены. Лук вздохнул с облегчением, но и его участь была незавидна: растерзанный, истекающий соком, он лежал жалкой кучкой на середине арены. Поединок был закончен, но вряд ли победитель мог продолжать борьбу.

Глава 7. Исида - Шинджи
Народ шумел, занимаясь каждый своим делом. На одном из концов лагеря шустрый Урахара открыл тотализатор, причем ставки принимались самые разные, начиная от того, кто все-таки станет чемпионом, и заканчивая тем, сколько волос выдерет из головы несчастного Маюри Чизуру. Сейчас одиозному капитану 12-го отряда даже сочувствовали, особенно одноклассники Чизуру. А больше всего наслаждался Исида, который, во первых, знал Чи, а во-вторых, мягко скажем, не любил Маюри. Вот раздолье-то для него. Хотя недолго радоваться осталось. Квинси был первым, вместе с вайзардом. Они были похожи. Нет, не внешне – черноволосый серьезный Исида и блондин-Шинджи с вечной странной улыбкой. Нет, они оба были похожи внутренне. Спокойной серьезностью и собранностью.
Гонг отвлек квинси от ненужных размышлений. Он выдохнул и направился в круг арены. На этот Раз зрители не толпились рядом, предпочтя с удобством расположиться в «амфитеатре», шурша поп-корном и фантиками от конфет. Исида легко перескочил через символическую веревку и встал напротив вайзарда. Тот стоял, закинув на плечо меч и не глядя на противника. Он скучал. Ему была неинтересна ни Орихиме, ни эта схватка. Его больше интересовали шинигами и арранкары сами по себе. А этот квинси… Для мальчика исход схватки был важен. Что ж, играть с ним в поддавки глупо, да и оскорбительно. Пусть все идет как идет. Он лениво переступил с ноги на ногу и обманчиво неуклюже прыгнул вперед. Меч слетел с его плеча, направляясь к груди квинси. Но Исида, вскинув лук, отскочил назад, поскольку шансы его были прямо пропорциональны расстоянию между противниками. Зрители ахнули, когда Шинджи эффектно пролетел вперед, чуть не пропахав мечом траву. Раздались тихие смешки и ехидные комментарии, но в кругу была тишина. Исида натянул тетиву.
Нервы зрителей не выдержали, и раздался панический вопль «Лягай!». Зрители кинулись за спину квинси, подальше от его лука, а некоторые за спину Комамуры. Кейго даже хвостом накрылся. Комамуриным, разумеется. Несчастный лис стиснул зубы и дернул хвостом. Кейго судорожно вцепился в него сильнее, за что и огреб. Кулаком. Комамуриным. Не повезло. Кулаку, ибо голова у Кейго… Ну, это ладно. Вернемся к нашим бар… дуэлянтам.
Шинджи, не выпрямляясь, сделал выпад с низкой позиции, целясь в горло. Исида не успел уклониться, занятый луком. На горле Исиды вздулась кровью царапина. Тонкая струйка потела по горлу на грудь, окрашивая белый костюм. Исида поморщился и, не целясь, выстрелил в подставившегося противника. Стрела скользнула по черепу, опаляя волосы. Вайзард мотнул головой и повел мечом параллельно земле, подрубая ноги. Исида, сориентировавшись, подпрыгнул и отвесил по многострадальной голове весьма жестокий пинок. Шинджи тут же вспомнилась Хиори, не к ночи будет помянута. А квинси на том не остановился. Рюукен одобрительно кивнул, глядя, как его милый сынок добавляет противнику второй ногой. Вот такого оскорбления гордая душа вайзарда не выдержала. Он глухо зарычал и натянул маску. Взвившись в воздух, разъяренный вайзард сначала рубанул мечом по груди Исиды, а потом вонзил его квинси в плечо. Зрители затаили дыхание. Противники стояли друг напротив друга и тяжело дышали, стараясь просверлить по паре дырочек. Постояв так секунд дцать, они поняли всю тщетность подобного времяпрепровождения и… Шинджи выдернул меч, разрывая плечо Исиды, но тот уже успел подготовиться и натянул тетиву, посылая стрелу в уходящего в перекат Хирако. Стрела только слегка оцарапала блондина, и тот тут же вскочил на ноги. И опять они стояли, глядя друг на друга. Кровь стекала вниз, впитываясь в траву. Первая кровь, пролитая на этой арене. Шинджи понимал, что не успеет, но попробовать он был обязан. Хитрым зигзагом он бросился на лучника, но напоролся на стрелу. «Не успел, - отстраненно подумал он, падая на траву. – И хорошо. Не стоило убивать мальчика». И Хирако Шинджи потерял сознание. Вокруг засуетились медики и благодарные зрители – Кейго так и не отцепился от хвоста Комамуры – подбежала Орихиме, раскидывая свой купол, шум, гам, радостные вопли выйгравших пари. И тишина внутри победителя. Теперь он знал, что победит. Теперь он был спокоен.


Исида.
Исида погладил нежную белую кору. Ему нравились эти деревья – изящные, стройные, светлые. Они напоминали ему квинси, таких редких среди темной массы сосен-шинигами. Парень подошел к нагретому солнцем камню и легко вспрыгнул него, устроившись под неярким осенним солнцем. Да, березы напоминали ему квинси. Но не только их. Еще и этих арранкаров, насмешкой Айзена одетых в белое. Этот их эмо! Исида видел, КАК он смотрел на Орихиме! И хотел убить его за одно это. Как ему сказали, это существо еще и пело у нее под окнами, мешая спать. Исида полыхнул очками, представляя, как мог бы разделаться с ним. Или этот грубиян с волосами неприличного цвета. Они с Ренджи похожи, но этот озабоченный намного хуже. Абарая капитан воспитывал, хоть и не очень-то получилась, а этого? Ичимару, не к ночи будь помянут? Оно и видно. Хорошо хоть извращенец в очках не участвует – ну правильно, зачем ему женщины? Только на исследования, как Маюри. Все они Исиде уже поперек горла были – и Ичимару со своей улыбочкой, и бешеная Чизуру, и придурочный Кейго, и лис этот с полуоторванным хвостом. И папаша, лезущий как всегда не в свое дело. Старый дурак, а туда же! Сидит, курит, атмосферу портит…
Квинси одернул себя. Что-то он разбушевался. Последний бой показал, что он чего-то да стоит даже против вайзарда. Но все равно! Эти… Эти… Квинси задохнулся от ревности. Надо их кончать. Половина сама отсеется, а другая… Исида поправил очки. С другой разберемся. Жди меня, Орихиме, я не позволю никому к тебе приблизиться!

Глава 8. Маюри - Чизуру
Этого боя ждали все. Но и боялись, ибо парочка подобралась еще та – Куротсучи и Чизуру. Если о Чи народ знал только по рассказам очевидцев, то Маюри знали все. Заэль Аполло, без которого такое мероприятие обойтись ну никак не могло, пристально наблюдал за конкурентом, приготовив блокнотик и грызя ручку. Розовую, в тон волос. Предыдущий бой его интересовал мало, хотя исход оказался несколько… неожиданным. Но приятным – на квинси у него были свои планы, личные. И на Абарая, надо будет договориться с Улькиоррой, чтоб он не сильно рыжего калечил… О, начинают. Посмотрим… Так, стоят, смотрят. И еще смотрят. И еще. Скучно… Сходятся. Арранкар устроился поудобнее, пристроив блокнотик на спине Гриммджо. Тот был против, но его не спрашивали, а пропустить самое интересное никто не хотел. Противники примеривались друг к другу, а потом Чизуру завопила дурным голосом и накинулась на изрядно оторопевшего Маюри, целясь в маску. Такого Куротсучи, привыкший к скромной и покорной Нему, не ожидал, а потому только взмахнул руками и шарахнулся подальше от бешеной ведьмы. А ведьма наседала, выставив вперед когти, то есть, простите, ногти, хотя… Маюри запаниковал. Это не пафосные квинси, которые тебе сначала прожужжат уши про свою гордость, а уж пото-ом… Ударят! Она! Да как она пос… мела. Да, думать надо меньше. Пока Маюри предавался размышлениям, Чизуру времени не теряла. Она успела содрать с Куротсучи маску, оторвать баночки с ушей и поломать шляпу. Но и этого ей показалось мало, а потому разошедшаяся Чизуру с воплем: «Руки прочь от Химе!» вцепилась ему в горло. Зубами. Вопли превратились в не менее пронзительное мычание, и лишенный защитных стаканов на ушах, Маюри только помотал головой, чувствуя, что дышать становится все труднее. Он попытался оторвать от себя эту ненормальную, но та вцепилась еще крепче, вдобавок обхватив туловище шинигами всеми конечностями. В этом плане Чизуру мог позавидовать даже удав. Правда, Улькиорра не завидовал. Он смотрел на Орихиме. А та смотрела на схватку не отрываясь, и беспокойство на ее лице потихоньку сменялось тихим ужасом. Тем временем, Чизуру окончательно добила Маюри, принявшись откручивать ему многострадальные уши. Попытки отцепить ее от себя успехом не увенчались, так что оставался один выход. И Маюри поднял меч. И вонзил его в себя. Чизуру с изумлением отлепилась от внезапно размягчевшего шинигами и оторопела посмотрела на некую зеленую жидкость, презрительно шипящую что-то на тему того, что нужна ему эта Орихиме, как Ичимару кенсейкан. И уползавшую за пределы арены. До затуманенного мозга Чизуру наконец дошло, что она вроде как победила. Она торжествующе повернулась к зрителям и… правильно, завопила. А как же иначе? Химе теперь ее!

Глава 9. Игры лабораторные
читать дальше

Глава 10. Найди меня
читать дальше

Глава 11. Ренджи - Улькиорра
Прозвучал гонг и зрители восторженно завопили, приветствуя бойцов. Ренджи лихо выпрыгнул на арену, на ходу раскручивая Забимару и скалясь на противника. Улькиорра не унижался до показухи. Он молча и неторопливо прошествовал к веревке, аккуратно приподнял ее и также величаво вошел в круг. Ренджи без промедления ударил уже изготовившемся и дрожащим от нетерпения Забимару по неподвижной и расслабленной фигуре Улькиорры. И попал ведь. Визжащий занпакто рассек бок противника, но был перехвачен и отправлен по обратному адресу, и Ренджи не успел остановить свой меч, который с виноватым хлюпанием ударил хозяина по руке. Улькиорра хмыкнул и прошунпоился за спину Абарая и ударил его по шее ребром ладони. Ренджи на мгновение обмяк и пропустил следующий удар ногой по мягкому месту, отчего пролетел на два метра, но ушел в перекат и вскочил на ноги, встрепанный и оскаленный. «Бан-кай!» - завопил он, и Улькиорру снесло ударной волной. Не от вопля – это ж не Чизуру – а от выброса энергии, да так, что он прокатился по земле. А Ренджи на этом не остановился и со всей дурацкой мочи, за всех горячих оболтусов всем отморозкам-начальникам, от всей своей широкой души врезал Улькиорре с банкая. Тот даже оторопел от такой наглости и не успел парировать, Ренджи уже разошелся, и Забимару сомкнул зубы, почти проглотив жертву. Ичимару икнулось – он припомнил Бавубаву. А вот Улькиорра ничего не припоминал. Он злился. Его это все уже достало. И он поднял руку и пробил череп змея. Тот обиженно взвыл и выплюнул кусачую добычу. Ичимару одобрительно покивал, сияя улыбкой… нет, не до ушей, ее концы можно было завязать бантиком вокруг головы, да еще и кончики бы свесились. Его ученик, его мальчик. Молодец. А арранкар наступал, явно примериваясь задушить противника голыми руками. Ренджи лихорадочно собрал Забимару и изготовился бить, но не успел. Улькиорра, сверкая зелеными глазищами, одной рукой вцепился Рыжему в горло, а другой ударил в живот. Ренджи задохнулся, сгибаясь пополам, и тут же получил вдогонку по загривку. Этот удар заставил Ренджи уткнуться носом в землю. А Улькиорра, поджав губы, придавил противника коленом, заставляя лечь. Ренджи яростно забился, но безрезультатно. Улькиорра был настроен крайне решительно. Он холодно посмотрел на извивающееся тело под собой, а потом требовательно – на судей. Ичиго аж поежился, весьма сочувствуя Ренджи. Но что тут поделаешь? Техническая победа. Причем бесспорная. Да подавись ты! Победил-победил, хватит меня буровить глазищами, как тебя только Айзен терпит!

Улькиорра не чувствовал торжества по поводу своей победы. Собственно говоря, он сейчас вообще ничего особенного не ощущал. Нет, вопреки расхожему мнению, он не бесчувственен, просто не считает нужным открыто демонстрировать свои эмоции. А сейчас он устал. Ему тяжело дался тот эмоциональный накал, исходящий от рыжего шинигами. От любого, неважно, Ичиго или Ренджи. Он хотел отдохнуть в тишине. Лес его не устраивал, там бродили квинси – развелось их, шагу не ступить. Наплодились. Ичимару-сенсей говорил, что собирался устроить пикник, как он это назвал. Интересно. Улькиорра почувствал проблеск эмоции. Это хорошо. Значит, правильно действует. Надо уважить наставника. Где там он? Улькиорра сосредоточился, ловя реяцу Ичимару. Близко. Это хорошо, а то шевелиться хотелось все меньше. Улькиорра быстро зашагал в нужную сторону. Ичимару где-то откопал себе местную одежду и щеголял теперь в белых джинсах. Рубашку он снял. И как ему не холодно.
- О, Улькиорра-кун, иди сюда давай, помоги расстелить.
Сенсей был до неприличия радостен, но это его обычное состояние, и уж Улькиорра-то знал, почему – самолично траву доставал по ночным клубам, пугая драгдилеров, хотя уж эти-то должны бы ко всему привыкнуть.
- Ну что же ты, Уль-кун! Опять в ступор впал? Давай-давай, просыпайся, надо поторапливаться, пока остальные не подошли. Чего мордочку вытянул, герой? Не хочешь никого видеть? Не-ет, дорогой, ты никуда не пойдешь, хватит от общества отделяться.
Улькиорра только тихонько вздохнул. Когда Ичимару в боевом настроении, перечить ему бессмысленно. И он послушно взялся за края полотнища, растягивая его на земле. Ичимару-сенсей быстро выставил на него какие-то лоточки, от которых чем-то вкусно пахло, набросал еще каких-то тряпок и с блаженным вздохом развалился на покрывале. Улькиорра тихо улегся рядом, прижавшись макушкой к боку наставника. Наконец-то покой. Недолгий, правда. Сначала подвалил непривычно тихий Гриммджо, молча улегшийся неподалеку, подперев голову рукой. На его лице отражалась непривычная работа мысли. И кто ж его так пригрузил? Потом приполз Вандервайс и принялся мычать. Этого только не хватало. Где Вандервайс, там и до Тоусена недалеко. Через полчаса подошел. Нет, не Тоусен – Заэль, и принялся что-то увлеченно рассказывать, но Улькиорра уже ничего не слышал. Он спал. Ему было хорошо.

Глава 12. Догони меня, кирпич
читать дальше

@темы: Bleach, турнир, фанфик