Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:16 

Прага, 2010

Reymas
куски из игры

1) Имя персонажа

Влад Лаеску (Vlad Laesku)

2) Дата рождения и дата Становления, поколение
31 января 1784 года, Становление 16 сентября 1827 года. 9-ое поколение.

3) Клан (линия крови)
Тзимицу

4) Организация (Камарилья, Саббат, вне "политики")
Шабаш

5) Положение в обществе смертных
Никто и звать никак. Иногда проявляет себя как антрополог

6) Внешность
читать дальше

@темы: WoD, Моё, Не моё

URL
Комментарии
2010-12-12 в 20:23 

Reymas
Кладно. Городская ратуша - ставка Шабаша

Dante Lorenzetti - Тзимицу, Архиепископ (выбыл)
Eva O'Sullivan - Тзимицу, потомок Данте, выглядит как маленькая девочка
Lucjusz Jastrzembski - Бруджа, Священник (выбыл)
Magdalena Mazur - Сестра, Ласомбра
Bianka Antonelle - Сестра, Ласомбра
Henri de Guise - Князь, Вентру
Nicole de Guise - Вентру, потомок и супруга Князя
August Liebscher - Сенешаль, Вентру
Sindi Padzherski - Шериф, Носферату

URL
2010-12-12 в 20:39 

Reymas
Кладно. Ратуша. Зала

Dante Lorenzetti
------------ Кабинет
- Ева, Дитя моё, - герцог с трепетом относился к своему потомку, эта девочка напоминала ему родную дочь, которая глупо погибла вместе с матерью при пожаре, и заставляла сердце вновь биться. Данте погладил малышку по голове и вместе с ней вошёл в Залу, как и хотел незаметно и тихо.
Здесь было немного шумно, эсбат, еженедельная встреча, проводилась для поддержания единства стаи, Архиепископу положено было появиться на ней своей величественной персоной и поздороваться со всеми сразу. Так было проще, чем таскать каждого к себе в кабинет, кому будет нужно - сам подойдёт и сам задаст нужные вопросы, ведь не каждому саббатчику есть о чём поговорить с лидером.
Художник встал у центральной колоны, обнимая Еву за плечо, девочка всегда была тёплой и нежной, такой, что её хотелось постоянно обнимать и тискать как игрушку. Данте не смотрел ни на кого, тем более что в Зале собралась далеко не вся стая, а только малая её часть. Он ждал лучшего момента.

Magdalena Mazur
Подземелья.
Магдалена остановилась в дверях, собираясь поймать кого-нибудь нужного ещё на входе, чтобы не торчать на очередном сборище одной. Архиепископ уже был здесь, снова со своей "дочкой", которую не отпускал от себя ни на шаг. Женщина прислонилась плечом к дверному косяку и скрестила руки на груди, то и дело оборачиваясь назад. Похоже она действительно кого-то ждала, провожая каждого вошедшего в залу взглядом, полным подозрения.

Lucjusz Jastrzembski
>>>Улицы
Людзеш появлялся обычно без лишнего пафоса и фанфар. Тихо ступая босыми ногами по холодному камню подошел ко входу в зал. Священника стаи не было, что называется, не видно-не слышно до того момента, как начинался ритуал.
А вот с началом ритуала чарующий голос обращал внимание всех присутствующих на священника. До того, как все соберутся, он молчал, только коротким кивком здороваясь со своей стаей и... архиепископ здесь.
Значит, джихад будет объявлен. Люц удовлетворенно кивнул своим мыслям.
Он собирался было пройти к своему углу, но заметил Магду. Сестра стояла у входа, будто бы была новенькой в стае. Подозрительные взгляды Людзешу не понравились. Насторожили. Такое могло бы быть нормой в камарилье, но не в их стае - достаточно старой для столь смутного времени и прошедшей не один ритуал братания.
- Доброй ночи, Магда, - на польском поприветвовал сестру Людзеш, мягко касаясь ладонью её плеча. - Ты кажешься грустной. - как священнику ему было важно моральное состояние каждого члена стаи. - Быть может, добрая охота заставит тебя улыбнуться? Или... хочешь поговорить?..

Magdalena Mazur
Ласомбра изредка кивала братьям и сестрам, входящим в зал. Тянулись они как-то медленно, неторопливо, будто позабыли о традиционном сборище или боялись попасть под темные очи Архиепископа. Магда прищурилась, снова рассматривая странного итальянца, его здесь знали все, но женщина никак не могла определиться, что в нем не так.
Магдалена улыбнулась, увидев Ястржембски. Священника она уважала, почитала его больше других все долгие годы их тесного существования бок о бок. Протянув к нему руку, чтобы коротко коснуться ладони, женщина буквально отлепилась от дверного косяка.
- Уважаемый сэр, - она слегка погладила ладонь Люца, как делала это всегда, чтобы прочувствовать настроение близкого по духу собеседника, - Сегодня прекрасная ночь. Особенная. Его Превосходительство вновь с нами, это успокаивает. Умиротворяет, - Ласомбра склонила голову к плечу, смотря куда-то за спину священника, но недолго, вновь сфокусировав взгляд на лице Людзеша, - Мы уже говорим, не люблю молчание и ожидание, дурные воспоминания. Надолго ли здесь Его Превосходительство? Он ни с кем еще не говорил, - Магда слегка наклонилась к Люцу, говорила она довольно тихо, не желая привлекать лишнее внимание к своей персоне.

Vlad Laesku
---Начало игры---
Влад о сборище помнил. Хотя и не совсем понимал, зачем они нужны так часто. Стая в любом случае общается между собой каждую ночь, а многократное повторение одного и того же ритуала становится рутиной. "Теряется самая суть процесса. Нет трепета, нет желания... пришел, оттарабанил заученные движения, и ушел. Вера может смениться походом в церковь. Да, каждую неделю. В одно и то же время, чтобы увидеть и услышать одно и то же. Хм". В общем, идти куда бы то ни было категорически не хотелось. Что-то произошло, и это что-то вело к большим неприятностям... "из которых мне потом всех и вытаскивать за хвосты".
Лаеску покачал головой и улыбнулся своим мыслям. А ведь пойдет и вытащит. Будет ворчать, занудствовать, выговаривать - но шею под топор при необходимости подставит. "Хотя лучше топор заранее испортить". Тзимицу кивнул собравшимся и отошел к стене, разминая в пальцах кусок пластилина. Простая тренировка пальцев, а иногда - черновики очередного проекта. "Кстати, днем сообщили, что мой заказ подвезли. Надо будет забрать. Или гулей пошлю, если совсем невмоготу".

Dante Lorenzetti
Герцог оглядел Залу вновь. Вампиров становилось всё больше, все они кидали на него почтительные взгляды, но опасались подходить, ожидая когда Лоренцетти сам выйдет в центр и скажет слово.
- Ева, - тихо позвал он девочку, - Пора.
Отстранившись от колонны, Данте чуть отодвинул от себя девочку и продвинулся в сторону, оказавшись в центре внимания. Он хлопнул в ладоши, призывая всех замолчать. В "молодости" Лоренцетти посчастливилось побывать и Священником, правда он не любил много разглагольствовать о жизни и проблемах бытия.
- Братья и сёстры! Время пришло. Время, когда перед нами откроются двери нового мира, по коридорам которого мы придёт к абсолютной власти. Хватит ютиться на клочках земли, эти земли должны быть нашими! - Данте слегка нахмурился. Он уже не раз говорил подобную речь, саббатчики сами знали, чего от них хотят, но это уже вошло в привычку - наставлять словом на будущие действия.
Архиепископ протянул руку, ему уже принесли небольшой серебряный кинжал, украшенный различными рисунками и небольшими рубиновыми камнями. Свою кровь в общую чашу он добавлял редко, это подчёркивало серьёзность происходящего, в том числе и намерения Данте снова организовать небольшую войну. Капнув несколько капелек в общую чашу, герцог сам надрезал ладошку своего потомка, и только затем кинжал направился дальше.
Лоренцетти чуть отошёл в тень, он не любил долгие речи и не был никогда оратором. Стая сама знает что делать.

Eva O'Sullivan
Девочка не воспринимала всерьез речи Архиепископа, точнее она просто их не слушала, с интересом рассматривая собравшихся. Здесь были настолько разномастные вампиры, что невольно становилось интересно, как все они способны называть себя братьями и сестрами. Ну да, кровная связь из-за этого ритуала. Ева буравила взглядом какого-то Тзимицу, который так обезобразил свой внешний вид, что стал похож на человека с перевернутыми наружу внутренностями. Хотя это не самый странный вампир здесь. После она провела взглядом по остальным собравшимся и опустила к предмету в своей руке, начав его рассматривать, когда Данте отвел девочку в сторону. Она тоже хотела научиться выворачиваться наизнанку, лепить из плоти что угодно как из пластилина и тренировалась, как не комично звучало бы, на кошках. В руках она вертела что-то на подобии гребешка для волос, мерзкого и ужасно пахнущего...

Magdalena Mazur
Магда отошла в сторону, когда Архиепископ хлопнул в ладоши. Все, чем-то занятые до этого, сделали то же самое, внимая короткой речи итальянца. Он как всегда был краток, наверное правду говорят, что краткость - сестра таланта, этого Лоренцетти было не занимать. Снова подперев плечом стену, пани Мазур наблюдала, накручивая черный локон на палец, как кинжал переходит по кругу, и как чей-то гуль носит чашу от одного собрата до другого.
Когда очередь дошла до Магды, она тряхнула головой и, резко выхватив кинжал, распорола эффектным жестом ладонь, вылив крови в чашу чуть больше необходимого. Передав лезвие дальше, Ласомбра прижалась губами к ранке, ухмыляясь. К ней отношение было странным. Женщина была одинока и одновременно поддерживала хорошие отношения со всеми, но вряд ли к кому она могла прийти просто так и поплакаться, хотя бы о том, что не удалось нормально перекусить. Зализав порез, Магда снова скрестила руки на груди, наблюдая за Владом. За этого брата она была готова глотку перегрызть, впрочем, за некоторых других тоже.

Vlad Laesku
"Коридоры власти, говорите?" Влад положил пластилин в карман и мысленно снял с ушей лапшу. Она всегда одинаковая, только соус меняется. Иногда. Редко. "Мы новый мир построим, победа за нами, Камарилья отстой... Идеология, что поделаешь". Гораздо больше Тзимицу занимала Ева. Он знал о потомке. знал о нарушении традиций - но это уже не такой большой грех - но не знал о внутреннем возрасте этого Ребенка. "Ей не менее сотни лет. При этом она не меняет тело. В общем-то, это может быть нужно, но вопрос в том, для чего именно. Вряд ли не умеет. Хотя... если она до сих пор не отходит от Сира, и оный Сир так демонстративно лишает ее самостоятельности, то за этим что-то стоит. Превращать детей в игрушки... не смешно. Играть на публику - какое именно впечатление рассчитывают произвести? Пока получается не самое лучшее. Архиепископ около сотни лет держит при себе потомка, либо не обучая его, либо запрещая менять тело, либо убедив в необходимости оное тело не менять. Тот же Архиепископ стал таковым в достаточно малые сроки, в Чехии он вроде бы меньше двух сотен лет. Да и в принципе мы примерно ровесники, если я правильно понял разговоры. Впрочем, они могут быть лживыми. Далее Архиепископ занимается своими делами и вроде как даже послал гонца с предложением руки и сердца разнесчастной Камарилье. Гонца убили. Кто - вопрос открытый, но не факт, что это политическое убийство. Естественно. сейчас начнется бурное выяснение отношений. Кому это нужно?"
Додумать Тзимицу не успел. Подошла его очередь, и он молча надрезал запястье, отпустив немного крови в чашу, и быстро зарастил ранку обратно. "Сейчас будет немного эйфории от ритуала, затем можно будет подумать дальше".

URL
2010-12-12 в 20:43 

Reymas
Dante Lorenzetti
Данте терпеливо ждал, когда закончится ритуал, он их на самом деле не любил, да и смысла повторять одно и то же каждую неделю, а иногда и чаще, не было. Когда чаша, пройдя круг, вновь вернулась в руки Архиепископа, он заглянул внутрь: кровь разных вампиров пахла странно - многогранный букет, пожалуй, так вполне возможно характеризовать этот аромат. Нахмурившись, Лоренцетти сделал глоток и передал чашу дальше.
За стенами Ратуши уже занимался рассвет, это ощущалось всем телом, каждой клеточкой. Облизнув коротко губы, Данте скрестил руки на груди, чаша уже пошла дальше. Ещё один круг и собратья, лишь переглянувшись, разойдутся по своим делам. Большинство не успеет уйти до утра и им придётся ночевать прямо в здешних подземельях.

Eva O'Sullivan
Ева тоже сделала глоток из чаши, после отойдя в сторону к одной из колон. Девочка прижалась щекой к холодному камню, рассматривая снова всех поочередно, а мысом ботиночка ковыряя пол. Даже поиграть толком то не с кем. У Евы даже в мыслях не возникало вопроса, почему тут детей нет и почему она единственный ребенок. А то, что тело можно изменить - тоже. А Данте видимо хотел рядом иметь именно ребенка.
Ева отлипла от колоны, подходя к Магде, дернув ту за юбку и протянув свое творение из котенка, а после посмотрела куда-то в сторону, накручивая на палец кусочек юбки.

Magdalena Mazur
Магда взяла с интересом гребешок, пока чаша еще не дошла до нее.
- Что это? - спросила она тихо у девочки, присев на корточки, чтобы посмотреть Еве в глаза, - Мне нравится, - Ласомбра растянула губы в улыбке, улыбке какой-то приторно сладкой и недоброй, хотя вещица ей в самом деле нравилась, - Ты сама сделала?
Она подняла глаза. Над ней стоял брат и протягивал чашу, чтобы Магда тоже сделала глоток. Ей пришлось подняться и сделать глоток, передернув слегка плечами. Эта кровь всегда ударяла ей в голову своим безумием и приторностью. Снова опустив глаза, пани Мазур погладила Еву по голове, прижав ее слегка к себе.
- А мне сделаешь что-нибудь? - она подмигнула. Девочка, эта странная сестра, любимица Архиепископа, у многих вызывала странные и подозрительные мысли, но только мысли, поскольку никто вслух не пытался высказаться.

Vlad Laesku
Чаша дошла и до Влада. Стая причащалась и урчала единым организмом. "Как всегда. Что ж... сейчас". Тзимицу сделал глоток, прикрыв глаза и передав сосуд дальше. "Я так полагаю, кровавого пира все же не последует. Спать уже пора". В голове зашумело, и вампир привычно отмахнулся от эйфории. Не сейчас. Главное не сбиться с мысли. "Итак. Если у нас идут такие подковерные интриги, то хотелось бы понять, что делать и кому все это нужно. Можно попытаться смешать все карты, если, конечно, это не будет предусмотрено чьими-о планами в планах. Хотя это совершенно неважно, направляют ли нас - или нет. Какие-то оборотни, как мне говорили, все время ищут свою паутину. И мы также. Мы все внутри этой паутины, и сеть интернет тут совершенно ни при чем. На данный момент смысла дергаться нет. Можно спокойно заниматься своими делами. Другое дело, что потом выпутаться из чужих нитей будет значительно сложнее. А если начать действовать сейчас, то можно здорово сесть в лужу. Хотя... это будет личная лужа. Я не хочу подвести стаю. И не хочу, чтобы игры вышестоящих делали из нее незнамо что. Да, мы орудие и оружие Шабаша, да, я помню Миланский кодекс". Влад осмотрел маленькую девочку, которая не может, не хочет или еще как, но так и не становится взрослой.
"Все члены Шабаша будут действовать против тех членов секты, которые используют полномочия и власть, данные им Шабашем, для своей личной выгоды. Мера пресечения будет выбрана из принятых средств, одобренных кворумом Внутреннего Круга."*
*оффтоп: Миланский Кодекс, пункт 16, дополнения.

Dante Lorenzetti
Данте хмуро оглядывал зал, пока по нему ходила чаша. Он был хмур не потому, что был чем-то недоволен, просто взгляд сам по себе был мрачным и тяжёлым. Архиепископ тронул свою кудряшку, упавшую на лоб, и коротко вздохнул. Надо было заканчивать этот ритуал и идти на покой. Ритуалы на самом деле герцог недолюбливал, он частенько терялся, не имея гениального таланта древнеримских ораторов.
Когда чаша опустела и вновь оказалась перед глазами Архиепископа, он взмахнул рукой, призывая к тишине.
- Настал час расплаты, - тихо сказал он, вынуждая прислушиваться, - Завтра, едва скроется солнце, мы должны сбросить с себя оковы Камарильи. Это наш город. Это ваш город.
Лоренцетти коротко взглянул на Еву и, не говоря больше ничего, ушёл в тень, с поля зрения. Сунув руки в карманы брюк, он прислонился к колонне, ожидая, когда все покинут зал или, при желании, подойдут с вопросами.

Eva O'Sullivan
Девочка была еще и молчалива. Она лишь улыбнулась, рассматривая мысы ботиночек, после убежала к папе, которого взяла за руку, потянув на себя и тем самым давая понять что неплохо было бы уйти отсюда. Надоело. Да и хотелось скорее вернуться к своим куклам. Кукол и игрушек вообще у девочки было очень много, Данте ее любил и постоянно при возможности баловал.

Magdalena Mazur
Магда тихо рассмеялась, поправив копну густых волос. Все эти напутствующие речи утомляли, завтра с новым днем ничего не изменится, хотя и Камарилья, судя по сплетням, была слаба. Но это только сплетни, кто знает что там творится на самом деле. Да и у Саббата наверняка найдутся свои козыри в рукавах, Архиепископ просто так не кинет свои стаи на произвол судьбы. Она была уверена, точно как и все остальные братья и сестры. Общаться с Лоренцетти Мазур не хотелось, поэтому женщина с тоской взглянула на часики, болтающиеся на шее, и вздохнула. Рассвет так скоро, что она не успеет подкрепиться. Как плохо когда нет сира. А этого редкостного подлеца Магда давно не видела, куда он делся - никто не знал, поэтому она оставила попытки его поисков. "Новый день должен принести новые вести". Закусив губу, ласомбра покосилась сначала на Еву, вечно ошивающуюся у Данте, затем на Влада, он весь день был в стороне и прибывал в глубокой задумчивости, впрочем, другие члены стаи тоже чем-то были озадачены. Отчаянно хотелось с кем-то поболтать, но усталость валила с ног, а еще нужно было возвращаться к себе. Тряхнув головой, Магда побрела в сторону выхода.
-- ...

Vlad Laesku
Тзимицу оценил накал пафоса и развернулся, кивнув напоследок в ту тень, в которой скрылся Архиепископ. Пора было идти спать. Иначе можно додумать не до того, о чем потом можно будет рассказать своему Сиру. "Странные мысли бродят в голове. Но чем-то привлекательные. Похоже, что я просто засиделся на одном месте. Даже Тзимицу иногда надо развеяться, а я такой трус, что это уже почти стыдно. Наверное, не стоит слушать того, что говорят". Лаеску зевнул и быстро ушел к себе. С Путем Просветления вопрос сна стоял особенно остро - под утро буквально падаешь на ближайшую горизонтальную поверхность. На прощание, впрочем, он успел улыбнуться женщинам.
- Территория Влада

Dante Lorenzetti
Данте пришлось ещё немного задержаться, хотя он и старался покинуть Залу незаметно для членов Стай, так, чтобы не загружать лишний раз себя разговорами ни о чём. Взяв Еву на руки, герцог вышел через другие двери, которые вели в потайные для обыденных посетителей Ратуши коридоры, а там, через них, он выбрался к автомобилю с затемненными окнами, который на возможно максимальной скорости отвёз Архиепископа в его особняк. Утро вечера мудренее, кажется так говорилось в какой-то истории, название которой Лоренцетти никак не мог вспомнить, поглаживая мягкие локоны девочки. Она была нежна и мила, вечный ребёнок, который не будет устраивать истерик по серьёзным поводам, только плакать над случайно задушенным котёнком и разбитой фарфоровой куклы. С другой стороны её было жаль, но девочка сама была вольна распоряжаться своим телом, она не хотела.
-> личный особняк Лоренцетти.

Территория Лаеску
Несколько взаимосвязанных помещений в подземельях, ревностно охраняемых Тзимицу. Одно из помещений отведено под личную спальню и библиотеку, остальные являются складом наработок и лабораторией.

Vlad Laesku
- Зала
Продумывание тонкостей желаемой операции Лаеску оставил на вечер - все равно сейчас он разве что глупостей напридумает. Кроме того, надо было воспользоваться присутствием Архиепископа, раз уж он здесь. "При этом свое начальство не уведомлять или же доложить не все. Или вообще не уведомлять? Я потом не оправдаюсь. Другое дело, что... что если я брошу стаю, то я в любом случае буду предателем. А ежели начну согласовывать, то слишком многие будут знать то, чего бы мне не хотелось. С третьей стороны если меня будут проверять, то не хотелось бы выдавать кого бы то ни было в принципе. Так. Сейчас спать. Вечером придется жечь мосты. Придумал сам себе проблему, теперь радостно расхлебываю. Предатель".
Влад отнюдь не льстил себе. Он решил уходить, и это решение было обусловлено общим разрывом. Очень сложно быть настоящим шабашитом тогда, когда хочешь мира и гармонии. или не мира и гармонии, но не бессмысленного Джихада во имя чужих взрослых дяденек. "Девочек жаль. Я бы не хотел подставлять еще и их. И не хотел бы лично сворачивать им их очаровательные головки. Посмотрим, смогу ли я усидеть на двух стульях". Тзимицу вытянулся, кончиками пальцев погладив герань по листьям. Это тоже была некоторая проблема, но вполне решаемая при надлежащей подготовке.
Конец ночи 16-17 апреля.

URL
2010-12-12 в 20:48 

Reymas
Начало ночи 17-18 апреля.

Вас всех здесь ждут!
Вас всех здесь ждут!

Проснулся Влад неохотно. Наверное, хотелось оттянуть судьбоносный миг. "Хех, пафос-то какой. Не люблю колебаться. Я не иду прямым и ясным путем, но чего мне бояться? Если я подумал о том, что уйду и брошу остальных, и эта мысль вызвала лишь сожаление, то мне действительно пора уходить". Тзимицу встал и принялся одеваться. Сборы были бы недолгими, если бы Влад заранее знал, что именно хочет взять с собой, что уничтожить, а что оставить. Для этого надо было прикинуть дальнейшие действия и их последствия.
На празднике шутов
Я главный в этот раз,

Стоило продумать несколько вещей. Во-первых, легенда. Выбрать клан, поколение, возраст... "Проще всего работать с Гангрелами и Носферату. Превращение можно изобразить с помощью Изменчивости. Стойкость... укрепить кожу, и попробуйте доказать. С Затемнением гораздо сложнее. Да, пусть будет Гангрел".
О Дикарях Лаеску знал не слишком много, но если прикинуться недавно Становленным молодым дураком, то можно было списать как раз на отсутствие должного обучения, если такое слово вообще применимо к Гангрелам. "Тогда понятно, что я так мало знаю о клане, вампирах и Камарилье. Тут важнее другое".
Смеяться кто готов,
Сюда беги сейчас!

Другие Каиниты. "Опасаюсь, что сейчас я могу стать мишенью для особого внимания. Архиепископ замутил воду, а я дернулся не в то время. А возможно, что исключительно в то, которое необходимо. Я не хочу резни. Точнее, я не хочу шума. Если понадобится, я уничтожу всех местных каинитов, но для этого необходимы крайне веские причины". Но маска требовала детальной проработки, причем так, чтобы не вызвать жгучего желания проверить, насколько правдив новоприбывший неонат. "Лгать нельзя ни в коем случае. Разве что в рамках обычного бытового вранья вроде цвета трусов или помытых рук".
Вас всех здесь ждут!
Вас всех здесь ждут!

Решив, наконец, хотя бы в общих чертах, что именно хочет предпринять, Тзимицу подозвал гулей. "Некоторые могут разговаривать с вещами. Это стоит учесть, если уж собираюсь кого-то обманывать. Не знаю, могут ли они говорить со стенами, но это не имеет значения".
- Приготовь аквариум, - коротко приказал он одному из них. Гуль знал, о чем идет речь, и исчез как можно быстрее с глаз домитора. Раздражать Тзимицу... это экстремальное развлечение. Лаеску перевел взгляд на второго. - Пойдешь со мной.
Разумеется, оный Тзимицу не собирался таскать груз на себе. Зачем, если для этого есть слуги? Герань ласково закурлыкала, поднимаясь на трех кривых ножках. В свое время Владу очень понравилась повесть про триффидов, так что идею он использовал и для создания этого растения.
- Помолчи, - голос румына стал несколько мягче. - Я скоро вернусь. Иди охотиться. Вернер, отнесешь ее в лес, когда закончишь.
Конечно, решение отпустить свою родную землю было рискованным. Но в эти времена, да в Европе, было не так уж сложно слетать в родные края и обратно. Несколько дней можно потерпеть, это не фатально. Лаеску развернулся и направился к выходу из ратуши. Деньги и документы он взял с собой.

Вход в ратушу
Ратуша стоит на Старомежской площади, полной готичности и своеобразной романтики. На входе в ратушу днем всегда людно, но к вечеру остаются только туристы.

Vlad Laesku
Дальше все было как обычно. Тзимицу старательно не задумывался о предстоящей операции. Сейчас важно было держать лицо. "Хорошо, что я не слишком общителен. Не придется раскланиваться и улыбаться. А так - ну иду и иду, сосредоточившись на своих делах. И делаю вид, что не замечаю гульских заигрываний с очередной туристкой. Кстати, вот их можно будет не уничтожать, они вряд ли опознают меня. Так что если не подвернется случай, оставлю. Далее либо передохнут, либо перейдут кому-то еще, либо рванут на волю в пампасы. Жадно, конечно, но возни с собой они не стоят".
Лаеску прикинул последующие действия. "Просто так пропадать опасно новым витком войны. Пропадать не просто так - тоже. Можно уйти до другого конца города и оставить записку, что взяла меня Черная Рука да мужское достоинство, так что ариведерчи всем... Кто сказал, что ее расформировали, Черная Рука и сказала? Верьте спецслужбам больше. А можно все то же самое рассказать Архиепископу с честными глазами. Эксперимент потеряет чисоту, зато перейдет на другой уровень. Вопрос в том, насколько я хочу прикрыть свой зад. Если будут исследоватьпамять, то все равно найдут. Можно еще устроить большой скандал, как раз для перелопачивающих память".

Кладно. Личный особняк Лоренцетти
Dante Lorenzetti
---- Городская Ратуша.
Ева заснула ещё в автомобиле, она была слишком слаба для дневного бодрствования, поэтому сопела куда-то Данте в шею и в дороге, и когда он нёс её в её комнату. Лоренцетти лично переодевал девочку в пижаму, сидел всегда с ней некоторое время, поглаживая волосы, и только потом уходил. Эта маленькая вампирша, с крохотными зубками и ясными глазами, вызывала в нём приливы творческого возбуждения, она была его Музой, которая помогала рисовать, иногда даже писать музыку. Портретов Евы было так много, что герцог занял ими отдельную комнату. Он слишком часто повторял девочке, как любит её рисовать и как она красива, может быть, именно поэтому Ева не пыталась предпринять никаких попыток изменить себя.
Проспав до первых сумерек, Данте вернулся к своим делам. Он сидел за столом, подперев голову руками, и смотрел куда-то мимо столешницы. Герцог присматривался, прислушивался к своим видениям, которые мелькали в голове. Откуда этот дар - он сам не знал, но ещё с детства Данте точно знал что случится, кто зайдёт в комнату, когда будет гроза. Этому сначала не придавали значения, а потом он умер, став видеть яснее. Кто-то скоро должен был прийти, в городе Лоренцетти не так уж часто бывал, об этом можно было догадаться и без каких-либо талантов.

Vlad Laesku
- Вход в городскую ратушу
Теперь важно было не ошибиться в формулировках. Лаеску дошел до зоопарка, куда привезли его заказ, расписался в нужных бумагах и отправил гуля обратно в расположение стаи. Сам же решил слегка прогуляться до высокого начальства. "Он заварил какую-то кашу, если я не ошибся в выкладках. Подыграем?"
Влад подошел к особняку. Пришлось проехаться на автобусе, что не оставило приятных впечатлений. Не все любят людей. "Все. Теперь успокоиться". Тзимицу вежливо позвонил в дверь, аккуратно отнесясь к понятию территории. Все же Архиепископ был ему соклановцем, хотя бы официально. Правда, в эттом тоже иногда бывали сомнения. "Неважно".

Dante Lorenzetti
Ничего удивительного, что в своём доме Тзимици сам открывал двери. Более того, он был уверен в скорых гостях, хотя подождать Лаеску всё-таки пришлось. Данте открыл дверь нешироко, подозрительно выглянув за улицу.
- Аа, - протянул Тзимици и, открыв дверь шире, пригласил Влада входить, не сказав, однако, вслух фразы про "званного гостя", это было лишнее, потому что Лоренцетти действительно ждал, - Вы пришли. Добрый вечер. Или не добрый? - Данте пригласил жестом пройти в гостиную. Дом был очень уж уютный, тут словно украшала всё женщина, хотя в глаза бросались дохлые цветы в горшочках, натыканные чуть ли не на каждом углу, иногда сиротливо брошенные игрушки и карандаши, в том числе цветные. Архиепископ был молчалив, спокоен, - Хотите чаю? - он пригласил соклановца присесть, а сам остался стоять, в задумчивости созерцая стену, - Что же вас привело?
Данте прищурился. Он знал о приходе, а о намерениях Влада, поэтому прибывал в лёгком напряжении - герцог не любил неизвестность.

Vlad Laesku
Влад вошел внутрь, мельком удивившись тому, что хозяин дома, Архиепископ, сам вышел навстречу. "Либо у него нет гулей, либо это знак внимания. Посмотрим по ходу дела".
- Для меня вполне добрый, - кивнул Тзимицу, краем глаза осматриваясь. В доме был бардак. По крайней мере, для привыкшего к строгости Лаеску. "Впрочем, это же не лаборатория, так что нечего придираться. И вообще не твоя территория". "Он напряжен. Чует или имеет свои проблемы. Или и то, и другое. Но вообще расклад своеобразный. С одной стороны, по человеческим меркам мне оказывают честь, предложив сесть, тогда как хозяин дома остается стоять. С другой, уже по звериным меркам, меня ставят ниже. Посмотрим, по каким же о вас судить".
Сесть Влад сел. Он привык к независимости, причем не имело значения, какое место в иерархии он на данный момент занимает.
- Я хочу сменить внешность и секту. На время, - Тзимицу усмехнулся краем рта. - У меня есть подозрение, что я принесу больше пользы Шабашу именно в Камарилье, а не в стае. В любом случае, удар со спины всегда опаснее, чем в лоб.
Предложение чаю Лаеску оставил без внимания. В конце концов, он не хотел здесь задерживаться.

Dante Lorenzetti
Данте посмотрел на Влада снизу вверх, а потом спохватился и присел в другое кресло, продолжая внимательно смотреть на Лаеску.
- Сменить секту? - он приподнял брови, потом нахмурился и подпёр голову рукой, упершись локтем в подлокотник. "Звучит очень интересно, пускай и на время". Внешность менять - это не новинка для Тзимици, на это Архиепископ даже не обратил внимание, - И... что вас подвигло на подобные решения? - конечно, герцога радовала инициатива со стороны вампиров стаи, а не его собственной, всегда хорошо, когда кто-то либо проявляет участие в делах организации, - У вас ведь есть планы. Хотите прикинуться одумавшимся? - Тзимици чуть прищурил глаза. "И что он задумал?"

URL
2010-12-12 в 21:05 

Reymas
Vlad Laesku
Лаеску скептично хмыкнул. "Вот теперь начинается самое интересное. Репетиция, если так можно выразиться. Остановиться меня в любом случае будет сложно, но вот проблем устроить..."
- Одумавшийся Тзимицу... Нет уж. Если меня повесит Камарилья - это еще милость. Гораздо хуже, если о таких вещах узнает мой Сир. Умирать я буду долго и со вкусом. Гангрел. Дикий, недавно Становленный, мало знающий о мире. Сир сбежал, сейчас неизвестно где. Объяснил только основные понятия и куда идти, если прижмут хвост или же захочется посмотреть вблизи. Гангрелы сейчас вне Камарильи, но это уже личный выбор каждого. Сир считал, что Князь лучше дуктуса. Главный вопрос: Тремере. Как обычно, племяннички могут подложить качественную свинью своими ритуалами. Местного Регента я в глаза не видел, не срослось как-то. Я даже толком не знаю, есть ли он. Но тут уже вопрос исключительно в честности и правдоподобии биографии. Вот если разоблачат... буду выкручиваться. По крайней мере, некоторые шансы у меня есть, причем отнюдь не боевые.
"В принципе, это логично, что Отступник Тзимицу не будет демонстрировать себя. Те, кто есть, либо прячутся, либо настолько сильны... или настолько никому не нужны. Мы не Ласомбра, и в этом большой плюс".

Dante Lorenzetti
Данте зарылся пальцами в волосах, выглядя довольно рассеянным и чем-то смущённым. Он молчал около минуты, размышляя над сказанным. "И как он намерен скрываться?" Лоренцетти поднял глаза на Влада и вздохнул.
- Князь, насколько я знаю, уже не мальчик. Как вы хотите скрываться? Я должен знать всё, чтобы быть уверенным в успешности вашей авантюры.
Архиепископ был не особо разговорчив, предлагая Владу выговориться, чтобы потом развязать с ним игру в вопрос-ответ или превратить монолог Лаеску в монолог Лоренцетти, там уж как получится.

Vlad Laesku
Влад удивленно покосился на Архиепископа. Это все было странно. Но самое главное, что Лаеску не собирался вкладывать все свои карты заранее. В некоторых случаях - за неимением таковых.
- Хм, разве я неясно объяснил свою политику и легенду? Князь не мальчик, но это моя проблема, сколько лапши придется повесить на его вентрячьи уши. А отрабатывать легенду на вас... Вы же не Вентру и не Тремере. Я надеюсь, - "но и в Тзимицу тоже как-то не верится. У каждого свои странности". - Я не собираюсь именно скрываться. Наглость второе счастье, как говорят Бруджа, и иногда им веришь. В конце концов, отвлечь их на себя я в любом случае сумею, а если вы хотите войны, то вы найдете и способ ее развязать.
"Если я этого не смогу предотвратить. Но тем более, об этом лучше не заикаться. Напомнят о Миланском Кодексе. забыв о некоторых дополнениях к оному. Что делать, как обычно".
Лаеску положил ладонь на подлокотник и приготовился встать. Разумеется, Архиепископ был вправе его останавливать и приказывать, но мог и упустить момент.

Dante Lorenzetti
- Я не хочу разбрасываться ценными кадрами, но и поворачивать вас назад тоже не буду, - он развёл руками и поднялся с кресла, уловив порывы Влада подняться. Данте не улыбался, он вообще был хмур и мрачен, но понимал, что пожертвовать одним Сородичем ради благополучия других, в частности секты, которой каждый так или иначе предан, вполне возможно. Тем более, что Влад брал на себя всю ответственность за происходящее. "Пускай, это уже не мои проблемы". Тзимици завёл руки за спину, - Постарайтесь поддерживать с нами связь. Это единственное, о чём я прошу, - он прищурился. Данте большую часть времени был спокоен и мирен, но иногда это могло вылиться в что-то ужасное. Не сейчас.

Vlad Laesku
- В любом случае мне придется сохранять свободу передвижений, чтобы кормить Пожирателя, - "вот уж где точно большая проблема. И самое главное, что заранее его не насытишь". Влад поднялся. Ему надо было рвать довольно много нитей. Иногда крайне жестко. "Я буду скучать..." - Внешность, разумеется, изменю, обычные места и явки советую также сменить. Расположение стаи... Я постараюсь дать сигнал, если из меня это все-таки вытрясут. Ждите зверей.
Тзимицу не оборачивался. Он мог бы инсценировать большой скандал, чтобы при прочтении памяти это могло стать оправданием. Но все прекрасно понимают, что это тоже - инсценировка. А что было на самом деле, читается не в памяти и даже не в мыслях. И для той же Камарильи оправданием не станет ничто, кроме силы.
- Лес

Кладно. Лес
Смешанного типа, но почти прозрачный.

Vlad Laesku
- Особняк Лоренцетти
Дальше рассусоливать было некогда. Успеть добраться до Праги и устроиться там до утра. Для начала - подготовиться. Тзимицу зашел в лес и свистом подозвал гуля. Его герань иногда здесь охотилась на всякую мелкую живность, потому гулю-человеку было велено отнести ее именно сюда. Гуль откликнулся почти сразу, радостно посеменив к хозяину на трех корявых ножках. Двигалось это растение не слишком быстро, так что Лаеску устроился ждать на поваленном дереве. Все равно цветок никуда не уйдет.
Герань появилась минут через двадцать. Тзимицу протянул к ней руку, погладив пальцем листок, и резким движением оторвал цветы. Затем стебель и листья. Под конец из горшка были аккуратно извлечены корни, а сам горшок поставлен на дерево. "Земля в таком положении высыпаться не должна. А вот убрать надо тщательнее". Влад разрыхлил землю и ссыпал туда лепестки. Стебель и листья он оставил, мало кто будет присматриваться к тому, какие именно листья вон там в траве мелькают, а вот ярко-красные цветы могут и привлечь лишнее внимание. "С этим пока все. Приступим дальше".
Лицо Тзимицу изменял тщательно и со вкусом, не пользуясь даже зеркалом - косметические правки, позволяющие остаться неузнанным. Форма носа, чуть-чуть разрез глаз, нарастить мясо на щеках. "Даже интересно, не потерял ли я навыки". Потом Лаеску, разумеется, изучил себя тщательнее, благо, свое отражение можно заметить и в наручных часах. Не урод - и ладно. С телом возиться пришлось дольше. Мало того, что пришлось менять фигуру, так еще и вправлять туда родную землю. Подкожные мешочки вдоль предплечий и по бокам, во время создания которых Влад не раз порадовался, что физиология его несколько отличается от человеческой.
Дальше проще. Подобрать вещи, выйти из леса, найти магазин, закупить там одежду по фигуре и рюкзак, а также немного украшений в стиле этно. И вперед. Собирать как можно больше количество буераков и болот.
- Старое Место » Улицы
оффтоп: Изменчивость 1

Прага. Старое Место. Улицы.
Nicole de Guise
< Национальная галерея.
Николь любила такие прогулки, они ни к чему не обязывали, не требовали держать высоко голову и сохранять каменное выражение лица, можно было подурачиться, хотя с таким серьёзным супругом это редко удавалось. Она держала Анри за палец как ребёнок, иногда косясь на него, чтобы отменить хоть какое-то изменение на его лице, сколько можно серьёзничать.
- Расслабься, - предложила Ника, слегка пихнув Генри в бок, - Улыбнись. Я понимаю, у тебя много дел, но их всегда у тебя много, будь ты Князем или простым обывателем. Надо уметь расслабляться, ты вот совсем не умеешь.

Vlad Laesku
- Кладно, Лес
Влад собрал на себя все найденные буераки. Относительно новая одежда должна была выглядеть потрепанной и старой. Для верности Тзимицу ее постирал в ручье и слегка посушил над костром. Хорошо быть шабашитом, перестаешь бояться огня. А потом недосушенное одеяние было торжественно надето на новое тело. Неудобно, но что поделаешь. В общем, эта пара десятков километров прошла насыщенно и не без приключений.
"Итак, найти убежище проблемы не составит, можно и в лесу закопаться. Важно не упустить момент. Гораздо сложнее найти тут тех, в кого инфильтровываться, особенно если учесть новую биографию. По логике вещей Камарилья - это богатство и понты, так? То есть, надо сидеть и ждать у самого пафосного здания в городе. Заодно на экскурсию схожу, дело нужное. А можно сделать умнее и хитрее. Анимализм. И немного нарушения Маскарада. Впрочем, нет, это позже, когда найду". Лаеску порадовался, что успел перекусить перед заходом в город. Даже без трупов обошлось.
Отловить одну из вездесущих ворон проблем не составило. Птицы это любопытные и готовые поделиться своими знаниями, если им тоже что-нибудь расскажешь. Они всегда могут показать места, которых боятся. А редко какой городской вампир щеголяет большой любовью животных к своей персоне. Конечно, вся эта информация не значила, что Тзимицу найдет именно то, что ему нужно, но круг поисков значительно сужался. Если такой способ результатов не даст, можно будет придумать что-нибудь еще.
А пока Влад шел по улице, держа на руке ворону, и вполголоса обсуждал с ней красоты ночной Праги. Птица молчала, только косила круглым глазом.
оффтоп: анимализм 1, Шепоты зверя

Henri de Guise
--- Национальная галерея.
Анри покосился на Николь, криво улыбнувшись, после снова устремил взгляд куда-то перед собой. Комментировать он ее не собирался и расслабляться он умел. Вот сейчас они гуляют, он даже мобильник выключил, чтобы не доставали по пустякам. Чего еще надо? Скакать вприпрыжку? Так развлекаться он даже при жизни в детстве не умел, что уж там говорить о настоящем времени. Людей было довольно много для столь позднего часа, где-то поблизости была охрана. Князь о чем-то задумался, слегка нахмурившись и наблюдая за всем без интереса.

Nicole de Guise
Николь вспыхнула как спичка от недовольства, которое её охватило. Ссорились они с Генри постоянно и почти всегда из-за его холодности и отстранённости. Маленькой девочке, какой юная Вентру по сути и была, это совсем не нравилось. Раз уж он женился на ней ещё когда она была человеком, преследуя какие-то цели, то пусть хотя бы ведёт себя как подобает.
- С каждым годом ты всё хуже, - бросила она Анри, скрестив руки на груди, этот жест с её стороны означал обиду и попытку защититься от праведного гнева герцога, - Живёшь в своём мире, зачем я вообще нужна, - Николь фыркнула и отвернулась в другую сторону, вообще отойдя от де Гиза, но недалеко.

URL
2010-12-12 в 21:08 

Reymas
Vlad Laesku
Ворона каркнула во все воронье горло... прервав вдохновенный монолог Тзимицу, треплющегося о каком-то фасаде. Влад резко обернулся и просветил окрестности прорицанием. Ярко, ярко, ничего особенного... опа. Целых два вампира на его еще не седую голову.
Ловить птицу Лаеску не стал - зачем неволить животное? А сам подошел поближе, издав глубокомысленно-смущенное "гхем", явно обращаясь к парочке... кого-то. Строгий мужчина, демонстрирующий гордый профиль в лунном свете, и милая, но надувшая губки женщина, чего-то от оного мужчины добивающаяся. "Интересно, это что, семейная сцена? Я как-то не вовремя, но что подеваешь. Злой, грубый Гангрел, не знающий слов любви! Что-то меня уже заносит. Надо оценить эту парочку, и что из нее можно вытянуть о злосчастной Камарилье. Вдруг я везучий?"

Henri de Guise
У Князя не было настроения сейчас выяснять отношение. Тем более подобные взрывы эмоций у Николь были частенько, милая девушка все еще не могла смириться с характером своего муженька. с другой стороны, кого винить? Характер у него такой был всегда, она об этом прекрасно знала, замуж насильно ее никто не тащил. Вентру спрятал руки за спиной, продолжая неспешную прогулку и параллельно слушая тираду Николь, на которую она получила только сухую улыбку. Поворчит и успокоится, на это силы тратить смысла нет.
Анри повернулся на того, кто их отвлек, за его спиной сразу же метнулась тень, а рядом из ниоткуда "вырос" охранник внушительного вида, который сразу же сделал шаг вперед, если что - загородить парочку Вентру. Позади Николь тоже сгустилась тень, но никто не появлялся. Анри остановил охранника, жестом заставив уйти назад и внимательно посмотрел на незнакомца. Он что-то хотел? Пусть спрашивает, Вентру же обратил на него внимание.

Nicole de Guise
Николь, хотевшая было разразиться очередной тирадой, вздрогнула. Тихое "гхм" за спиной её напугало, но пока рядом Анри, ей ничего не грозило. Вентру скрестила руки на груди и уставилась в сторону, слегка глянув на темноволосого господина. С Генри она поговорит потом, а может снова забудет его холодность и будет улыбаться. Но сейчас мадам де Гиз дула губы, смотря упорно в сторону старых домиков, игнорируя присутствие Князя.

Vlad Laesku
"Так-так-так, что это за мордоворот? Охрана, что ли? Хорошо, очень хорошо!". Тзимицу скептично оглядел представшее перед ним охранницкое великолепие. впрочем, оное быстро отошло в сторону, повинуясь приказу хозяина. "Гуль, наверное. Неважно".
- М... Вы это... не подскажете, где тут главный по Камарилье. А то неприлично выйдет, - вампир замялся и украдкой вытер рукав о штанину. - Я тут поселиться хотел.
"Все, придурок полный. Продолжаем в том же духе. Главное не перестараться и не уйти в сторону фарса бодрым шагом. И не сбиться нигде, ибо если поймают, то бить будут долго и больно". В глаза Влад не смотрел. Привычка, выработанная сожительством с Ласомбра. И прикосновений к себе не потерпел бы. Это уже клановое. "Еще важно не ошибиться с кланом собеседника,к стати. В Капеллу я не пойду!"

Henri de Guise
Анри сощурил глаза, рассматривая незнакомца. Что-то в нем было странное, чутье и интуиция француза никогда не подводило, но интуиция может ошибаться.
- Обратитесь к Сенешалю. Он вас проинформирует по всем вопросам, - Князь даже визитку с телефоном Сенешаля протянул вампиру, после отвернувшись и направившись медленно дальше прогуливаться. Николь он взял за руку. Охранник недружелюбно оглядел незнакомца перед тем как последовать за Анри.

Nicole de Guise
Николь кинула короткий взгляд на незнакомца, ничего ему не ответив. В конце концов обращался он не к ней, а к Анри, кого, судя по всему, не узнал в лицо, да и разве мог. Она сплела пальцы с пальцами Генри, надеясь, что им никто не помешает добраться пешком до их небольшой резиденции и там дождаться новой ночи. Но беспокойство, охватившее молодую женщину, заставило её обернуться и ещё раз глянуть на подошедшего к ним вампира. Кто он? От него исходило что-то... опасность? С такими стоит быть осторожнее.

Vlad Laesku
"Аудиенция окончена. Интересно, тут все такие неприступные, или он просто боится, что его подруга мозг ему выест столовой ложкой?" Тзимицу опустил голову, пряча улыбку, и забрал визитку. "Да, хорошо сказал, позвоните. Пойду, однако, отжимать телефон. Гоп-стоп..."
...мы подошли из-за угла! Стоило удалиться от центра, как открылось потрясающее количество возможностей. Ходили здесь люди богатые, но совершенно не приспособленные к жизни. А там уже попросить "мобилу позвонить" труда не составило. И ведь отдали, а куда деваться? Выходит на тебя парень, пусть один, зато явно не хиляк. И скучающим голосом требует. Убьет ведь, и до полиции не докричишься. Разве что потом когда-нибудь.
Влад набрал указанный в визитке номер и, игнорируя взгляд человека, принялся ждать ответа.

August Liebscher
Стоило линии освободиться, как секретарь сообщила Владу, что его звонок сейчас примут. И так всегда, не успеешь закончить один разговор как сразу начинается другой. Сенешаль успел только вздохнуть.
- Сенешаль слушает внимательно, - повторил Вентру заезженную фразу. Он прижимал трубку к плечу, одной рукой писал задание для секретаря, второй копался в ящике стола в поисках каких-то бумажек.

Vlad Laesku
Пришлось подождать. "У Камарильи всегда так, если верить слухам. Все заняты, заняты, а потом оказывается, что ничего не сделано!" Тзимицу запрыгнул на спинку ближайшей скамейки и проводил взглядом медленно отступающего человека. "Еще полицию вызовет..."
- Ты либо идешь и никого не зовешь, или остаешься, и я тебе возвращаю твой агрегат. Мне нужно именно позвонить, - лениво проворчал Влад, на всякий случай прикрыв трубку ладонью. Зачем лишние вещи и лишние действия. Человек хотя бы не орет благим матом и просто матом, и на том ему большое каинитское спасибо! "Перекушу им, если начнет дергаться. Или просто проголодаюсь. А, стоп, сначала сделать вид, что я не только знаю, но и чту Традиции. Хотя убрать за собой никогда не вредно".
На той стороне телефона ответили: "Сенешаль слушает внимательно". Сразу вспомнилась фразочка одного из Малкавиан "я вас внематочно шлюхаю". Хорошая была девочка, приятная. Лаеску мотнул головой и приступил.
- Гмэм, - издал приветственный звук вампир. - Я Владимир, Гангрел. Хотел тут остановиться. В смысле, в городе. На неопределенный срок.

August Liebscher
- И что вам мешает? - Сенешаль что-то уронил, решив не тянуться и оставить все дела до лучших времён, полностью сконцентрировав внимание наконец на телефонном разговоре, - Вы Камарильец? Раз звоните мне, то должны.
Вентру прикрыл глаза пальцами. Каждый день ему звонили такие товарищи, желающие остановиться в городе. То на сутки, то на вечность, то ещё на какой неопределённый срок. И все требовали к своей персоне внимания безграничного и всецелого, как будто никого другого на свете больше не существовало. И, что главное, никто не знал правил, имел за собой нарушения Маскарада и прочие прелести.
- И правила... правила, всё как обычно. Из какого Домена вы прибыли и почему хотите жить в Праге?

Vlad Laesku
Влад закатил глаза. Это было надолго. Он шикнул на человека, чтобы тот уносил ноги, пока его величество гопник разговаривать изволит. А то потом шанса не будет. Ну никакого.
- Я независимый. Но не хочу огрести на свою пушистую задницу Шерифа или Чистильщика, что тут у вас есть. Традиции знаю, шесть штук. Потомства с собой нет, хожу один. Прибыл на данный момент со стороны Германии. Хочу жить, потому что нравится. Тут лес хороший, - Тзимицу почесал ухо, с тихим ворчанием устраиваясь поудобнее на скамье. - Где у вас тут зона Элизиума? И официальные источники еды? А, и если нетрудно, контакты Шерифа.

August Liebscher
- Контакты Шерифа? Зачем вам? - будь у Сенешаля какой-нибудь другой Путь, то Гангрел наверняка наткнулся бы на бурю эмоций, но голос в трубке был словно с того света, - Приносите свои документы моему секретарю, думаю, они у вас так или иначе имеются. Какие-нибудь заверения от Князя прошлого Домена, что вы безобидны. Я не могу сейчас раскрыть все тайны города, - трубка кажется хмыкнула.

Vlad Laesku
"Ну... как говорится, эльфы нарвались сами. Я больше подставляться не буду. Кстати, а не должен ли я впасть в Безумие от таких вот оскорблений? Хм, надо будет обдумать этот вопрос на досуге, а сейчас..." Влад покачал головой. Все оказывалось как-то слишком просто. И это настораживало.
- Усы, лапы и хвост положить? Нет, не оторву, - рыкнул "Гангрел" раздраженно. - Как Независимый я имею право вообще не обращать внимания на ваши заморочки, а уж тем более ходить по вашим инстанциям, как бедный родственник. И как я понял, так и следует поступить. Ксавье прав, что хлопнул дверью. Надеюсь, мне не придется объясняться с Шерифом, почему я не там, где надо, охочусь.
"Так, спокойно, слишком вошел в образ. Теперь кладем трубочку, и даже не шваркаем ею об стену... Вот так. Хм, по крайней мере, это будет интересно. Пусть дергаются сами. Мне дали в руки бочку, которую я могу в случае чего накатить, пылая праведным гневом". Тзимицу посмотрел на аппарат, вытащил сим-карту и задумчиво переломил ее в пальцах. Сам телефон мог понадобиться. А откуда у такого бомжа такая претенциозная трубка - и так понятно. Либо спер, либо притворяется бомжом. И то, и другое, было сущей правдой.
Тзимицу соскочил со скамьи, разминая затекшие ягодицы и ноги. "Без документов сим-карту не приобретешь, разве что опять украсть. Чтобы достать документы, надо выйти на местных умельцев, они справят на любую внешность. Проще так, чем делать внешность под документы, это может вызвать не те вопросы. Хм, где можно поискать умельцев? Вообще, конечно, есть вариант поискать хоть кого-нибудь в засаде, а там уже расспросить как следует. Или пока просто не заморачиваться, а там как получится. Не хотелось бы загреметь в полицию из-за такой мелочи, там обращение не по чину". Лаеску поморщился и направился дальше. До утра надо было успеть выйти за пределы города и обустроить себе логово.
-Новое место. Танцующий дом (капелла).

URL
   

Дневник Reymas

главная