Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Холивар — это спор двух дураков, пытающихся доказать друг другу, что обувь именно его размера лучше для другого. (с)

Отличайте понимание людей от их проекций. Очень часто за фразой «а на самом деле ты имеешь в виду…» следует десант их тараканов. Остановить высадку невозможно. Т.е. их реакция совершенно не касается вашей личности. Просто вы сказали кодовое слово и тараканий десант был поднят по тревоге.
(gutta_honey)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:30 

Турнир Часть первая

Так, начинаю выкладывать этот дурдом и здесь. Дурдом получается огромный и ролевой, а потому выкладываю только по сюжету, а остальное - бонусами, а то читать не возможно... Если кто пожелает внести свой вклад - милости прошу на www.bleachportal.ru, раздел fanfiction, тема - "Турнир".

Часть первая
Глава1
Каракура. 3 сентября. Вечер.
В доме Орихиме царил запах. Нет, не так: ЗАПАХ. Он проник во все закоулки, в одежду, даже в носы прохожих, вызывая неудержимое желание найти его источник и уничтожить его как можно быстрее. Любым оружием – вилкой ли, ложкой, неважно. Источник запаха найти было несложно – Орихиме опять колдовала на кухне. Из-под рук ее выходили дивные блюда, попробовать которые решались лишь немногие. Но ей нравилось.
Раздался звонок в дверь. Принцесса, не отвлекаясь от чистки овощей, кивнула Ририн, та бросила кулинарную книгу, которую листала до этого, и побежала открывать.
- Ну вот, как всегда ничего не готово, - ворчала она, сканируя реяцу гостей. – Чтоб тебе, Исида, за твою пунктуальность! Не знаешь, что ли, что нельзя в гости вовремя приходить! А вы еще и на полчаса раньше нагрянули!
Птичка повисла на ручке двери, впуская гостей. Гостей было трое: вышеупомянутый Исида, Чад и Тацки. Ририн, поджав клювик, проводила их в гостиную:
- Вы первые. Проходите, устраивайтесь, доставайте подарки. Орихиме скоро подойдет. Парни недоуменно переглянулись, Тацки понимающе улыбнулась и спросила, не надо ли чем помочь?
- Ну, вы можете пока поставить стол.
Квинси, порозовев, спросил, куда можно поставить букет. Птичка молча указала на вазу в шкафу и собиралась было сказать что-то еще, но ее прервал настойчивый стук в дверь. Ририн кинулась открывать, а парни отдали букет Тацки и ухватились за края стола. Через минуту в комнату впорхнула-ворвалась сияющая Матсумото, и первое, что она увидела - пять роскошных гладиолусов в руках у Тацки.
- Всем привет! Какая прелесть, Тацки, это твой подарок?
- Н-нет, мой, - пропыхтел Исида.
- Я так и знала, что ты ее любишь! А ты уже признался?
Ножки стола с грохотом опустились на пол.
- Признался?! Да я ничего такого не имел ввиду, просто…
- Ну да, гладиолусы, да еще пять! Не пытайся отвертеться, Урью! – Рангику хитро подмигнула остолбеневшему квинси и повернулась к Тацки. – Их надо поставить в воду, такая красота!
В гостиной закипела работа. Накрывали на стол, прятали подарки, прятались от Рангику, желавшей на радостях расцеловать всех. Наконец, появилась и виновница торжества – сияющая и счастливая. Вот ее Рангику поцеловать удалось, и не раз.
Вскоре гости повалили толпами: Ичиго с Рукией и Йоруичи, Зараки с Ячиру (их не приглашали, они сами заблудились), Хитсугайя (разыскивал непутевого лейтенанта, заглянул на огонек, да и решил остаться), Ренджи и Кон.
Веселье длилось до ночи. Сначала преподносили подарки, потом сели за стол, потом играли, потом опять садились за стол, потом… В общем, усталые и размякшие, под конец торжества все лежали-сидели на всем мягком, что нашлось в комнате, и говорили за жизнь. К тому времени часть народа (Ренджи, Хитсугайя, Ичиго и Исида) убежала гоняться за Пустым, объявившимся в соседнем районе. Остались в основном женщины, и разговоры были женские. О любви. Зараки помалкивал, поскольку в тему не въезжал, да и все в порядке у него было на личном фронте. А женщины наперебой советовали Орихиме, как ей быть с Куросаки и на кого стоит обратить благосклонный взор. Спорили-спорили, ни к какому выводу не пришли, только голову бедной девушке задурили.
- Драка, - раздалось из угла, где сидел Зараки. – Женщине нужен сильный.
- Точно! – подпрыгнула Матсумото. – Давайте турнир устроим. Кто победит, тот и будет женихом Орихиме.
- Н-но я… - попыталась возразить невеста, но ее уже не слушали.
- Надо составить список тех, кто будет в нем участвовать. И не смей перечить, Орихиме. Что? Они? Да кто их спросит!
Список составляли долго и шумно. Пришли к выводу, что женщинам тоже надо дать шанс, что затянуло обсуждение. Наконец, сошлись на следующем списке:
Исида: он уже цветы дарил, вон стоят;
Шинджи: мальчик-красавчик, сильный и терпеливый, Хиори терпит ведь;
Маюри: если с него маску снять, то вполне ничего себе жених выйдет;
Чизуру: с ней все ясно;
Ренджи: прямой, честный, к Орихиме неравнодушен;
Улькиорра: с ним тоже все ясно;
Бьякуя: пора ему уже перестать грустить, они и характерами сойтись должны;
Ишшин: врач, похож на Ичиго;
Айзен: уже присматривался, даже похищал;
Гриммджо: с кошаком Орихиме даже слегка подружилась;
Комамура: такой пушистенький, добрый, благородный;
Тацки: согласилась из интереса, ну и чтобы спасти лучшую подругу;
Хитсугайя: очень милая пара получится;
Рюукен: красавец-мужчина, врач и вообще!


Глава 2. Шинигами
Комната для заседаний Ассоциации женщин-шинигами. 5 сентября, утро.
- Начинаем очередное заседание, - как всегда сухо проговорила Исе Нанао, звучно положив на кафедру очередной фолиант. – Матсумото Рангику!
- А? – невинно отозвалась та, хлопая ресницами.
- Прекратите шушукаться. Если у вас есть вопрос, вынесите его на заседание.
- Хорошо, - покладисто ответила блондинка и встала. – Подруги! Все мы знаем горечь одиночества, все мы знаем, каково быть никому не нужными, каково понимать, что никто в этом мире не поддержит тебя! И каждая из нас, уверена, будет рада помочь подруге справиться с этим! Среди наших соратниц есть одна, которая слишком робка, чтобы самостоятельно построить свое счастье. Она глубоко несчастна, хотя вокруг столько достойных мужчин, которые будут счастливы видеть ее рядом с собой. Давайте поможем нашей бедной подруге – Иноуэ Орихиме! Она пережила страшный шок и до сих пор подавлена. Ее нужно отвлечь. Я знаю, она не Шинигами, но она не чужая нам! Давайте поможем устроить совместное счастье двух одиноких сердец! Я предлагаю устроить турнир! Так мы сможем решить и еще одну проблему – финансовую. Если нам удастся уговорить всех участников и оповестить жителей Общество Душ и Каракуры, а в идеале и Уэко Мундо, то мы сможем заработать на ставках! Вы как, согласны?
- У меня есть вопрос…

Через полчаса.
- Договорились. К бою, дамы! Не посрамим чести женщин-шинигами!


Маюри
Территория 12-го отряда.
Нему тихонько вошла в кабинет Маюри. Хозяин помещения как обычно не обратил на нее внимания, поглощенный раскладыванием пасьянса «Косынка». Куротсучи-старший не скрывал этого своего увлечения, мотивируя его тем, что ему необходимо хоть иногда расслабляться. После этого заявления обычно шел язвительный выпад в сторону спрашивающего, так что больше не спрашивали. А с уходом Ичимару и подтрунивать стало некому. В этом увлечении был один плюс, зато большой – оно успокаивало ученого и настраивало его на мирный лад. Чем и решила воспользоваться Нему.
- Простите, Маюри-сама, - тихонько произнесла девушка.
- Чего тебе?
- Вы никогда не чувствовали себя одиноким, - заглянув в бумажку, написанную заботливой Матсумото, спросила дочурка.
- Чего ты мелешь, идиотка?!
- Просто… Помните, вы хотели заполучить Иноуэ Орихиме?
- Ну да. Но до нее теперь не доберешься, все время всякие мешают, то квинси, то Ямамото!
- На днях будет турнир, победитель которого получит ее в жены.
- И что?
- Вы могли бы участвовать и она будет в вашем распоряжении на законных основаниях.
- Интересно, - Маюри соизволил оторваться от пасьянса. – Каковы условия?
- Во-первых…


Ренджи
Территория 6-го отряда
Ренджи отловили выходящим из офиса шестого отряда. Хотя «выходящим» - это не то слово. Он выкатился оттуда так, будто его тайчо уже сказал «банкай», а Ренджи запутался в штанах и упрыгал прямо так.
Заметив хихикающую девушку, Ренджи ухмыльнулся и поправил бандану.
- Хай, Рукия!
- И тебе того же. Эй, а ну отстань, я девушка замужняя…
- Что?! – бедный парень впал в ступор.
- Шучу. Отомри. Тебе лечиться надо, Ренджи, что-то ты нервный.
- Да ну тебя.
- Опять от брата досталось? И как всегда сам виноват? Слушай сюда. Ты как к Орихиме относишься?
- Нууу, она красивая… А с чего это ты?
- Мы тут турнир организовываем, кто победит, тот с ней и уйдет. Поучаствуешь? Хоть развеешься немного. Согласен?
- Нууу…
- Значит, согласен.


Бьякуя
Ничто не нарушало торжественную тишину фамильного поместья Кучики. Спокойствие царило во дворах и внутренних помещениях. Кроме одного помещения. В комнате отдыха главы клана царила пока только Ячиру, к которой аристократ питал странную слабость. Она уже давно нашла все потайные ходы в поместье, так что остановить ее не представлялось возможным. Бьякуя с обреченным видом сидел на татами, слушая последние «сводки с фронта».
- Бьяка, ты представляешь, Маюри недавно…
«За что мне это, Ками-сама? – отстраненно думал «Бьяка», делая вид, что внимательно слушает. – И почему я именно сегодня забыл взять с собой что-нибудь для нее? И Абарай опять куда-то исчез, не дописав отчет. Да, кстати, надо будет ему сказать…»
- И вот, мы решили ей помочь! Это не трудно! Ты же с нами, да? Ну пожа-а-алуйста! Ты же пойдешь?
Бьякуя смутно почувствовал, что его дергают за рукав. Он кивнул, не отрываясь от размышлений на тему тщетности всего сущего, а особенно неких его рыжих представителей – что ни поручишь, все по-своему сделает, а потом еще и на собственного начальника нападет. Обезьяна. Надо было ему тот банан давать, он бы обрадовался. Так что она говорит?
- Что?! Я не собираюсь участвовать в этом… балагане!
- Но ты же обещал! Ну пожа-а-алуйста, Бьякусик! Это же весело!
- Я? Обещал?
- Да, минуту назад! Я на тебя обижусь, ты лгун! Все, я обиделась, - Ячиру демонстративно отвернулась.
- Ну хорошо, хорошо, раз уж обещал… Только не дуйся. Договорились?
- Ураааа! Ты согласился!
- А что мне еще оставалось делать? – горько прошептал аристократ.


Шуухей
- Хисаги-и-и! Выходи-и-и! – пронеслось над Сейретеем. – Поговорить надо-о-о!
Шуухей неохотно поднял голову. Голова раскалывалась. Раскалывалась после вчерашнего. А вчера была пьянка. Пьянка с Матсумото. Матсумото зовет. Зачем? Продолжить!
- Иду, только не вопи так.
- А, вот ты где, страдалец. Опять работой завалили? Хочешь? – она показала мужчине бутылку. – Э, нет, не так быстро. Помнишь, ты мне желание проспорил, сказал, что перепьешь?
- Ну и чего надо?
- Тебе же Орихиме нравится? Нравится, и не надо отнекиваться, я тебя насквозь вижу. Вот и подерись за свое счастье, а то совсем закис тут с тоски. Вперед, с песней!
- За-а-амерза-а-ал ямщи-и-ик!
- Ой, лучше б ты не пел.
- Сама просила! Искусительница, Ичимару на тебя нет!
Матсумото показала язык.


Комамура
Гигант сидел на берегу реки, созерцая осенние листья, плывущие в ее водах. Это всегда завораживало его. Закатное солнце покрыло рыжиной землю и деревья. Желтые листья тихо плыли вдаль, рыжая шерсть лиса горела. Исане полюбовалась этой идиллической картиной, но потом решилась и подошла ближе.
- Добрый вечер, Комамура-тайчо, - тихо произнесла девушка, присаживаясь рядом.
- Добрый вечер, Исане-сан.
- Как вы себя чувствуете? У вас нездоровый вид.
- Нормально. Я просто немного устал с этим отчетом. Вам ведь что-то нужно от меня? – лис повернулся к ней.
- Д-да. Мы… тут…
- Вы?
- Вам надо выходить в свет! Вы слишком долго были в одиночестве, это плохо отражается на вашем здоровье… то есть…
- Ясно. Этот ваш турнир. Я не против. Это все?
- Нет. Вы действительно неважно выглядите. Может…


Хитсугайя
Укитаке целеустремленно шел по территориям десятого отряда. Заметив знакомую белую голову, он улыбнулся и пошел быстрее, по пути делая серьезное лицо.
- Хитсугайя-тайчо!
- Что-то случилось, Укитаке-тайчо? – обеспокоено спросил беловолосый. «О нет, опять начинается! Бежать! Куда? А вдруг у него действительно какое-то дело? Он меня параноиком сделал уже. Бежать!» - Простите, у меня очень мало времени. Может, мы сможем встретиться позже?
- Хорошо. Но сначала… - Укитаке полез в рукава.
- Нет! – вскрикнул несчастный Тоширо, позорно сбегая в ближайшую дверь.
- Как жаль. Ну что ж, придется зайти попозже, - пробормотал Укитаке, и, насвистывая, направился прочь. Один из его недо-лейтенантов в это время стояла за углом и подсматривала. Разумеется, она не осталась незамеченной, но к выходкам этой парочки уже привыкли, так что внимания не обратили. Опять следит за обожаемым командиром, что тут такого?
В это время затравленный Хитсугайя пытался отдышаться. Нигде ему покоя нет, не дают поработать! И Матсумото с утра умотала в неизвестном направлении, бездельница.
- Опять Укитаке-тайчо приходил? - раздался голос из-под окна. – Что это он к вам зачастил?
- Я бы предпочел, чтобы он воздержался от подобных визитов, - справившись с испугом, ответствовал Хитсугайя.
-Предлагаю сделку. Вы идете на турнир, я избавляю вас от его излишнего внимания. Идет?
- Кто вы? И как?
- Неважно, все неважно. Вы согласны?
Хитсугайя задумался. С одной стороны, идти на такое сомнительное мероприятие… а с другой, заманчиво. Слухи об этом дурацком турнире уже давно курсировали по всему Обществу Душ, даже ставки уже делали, хотя точный список участников еще не был известен. Довериться? Пойти на авантюру? Да.
- Да.


Глава 3. Арранкары

Гриммджо
Кошаком занялась Йоруичи – по понятной причине. Гриммджо довольно часто появлялся в Каракуре, развлекался, а заодно и «всяких зануд» позлить хотелось. После достопамятной битвы с Ичиго его пыл немного поугас было, но ненадолго. Сейчас он был в прекрасной форме, переполнен силушкой молодецкой, а выхода силушке пока не предвиделось. Так что он шатался где ни попадя, вопя на луну и нервируя окружающих.
В данный момент он сидел как и положено, на крыше, высматривая на улице какого-нибудь бугая. Рядом с ним изящно уселась черная кошка.
- Хэ, - хмыкнул Гриммджо. – А ты кто?
- Йоруичи, - ответствовала кошка мужским голосом.
- Ну все, белочка, пришла – заключил арранкар.
- Какая я тебе белочка! Глаза разуй, дырчатый!
- А фиг ли? Кто тогда?
- Пффф. Тупизна айзеновская. Подраться хочешь?
- А кто ж не хочет?
- Я не хочу. На турнир пойдешь?
- А кто там будет?
- Ну, Кучики будет, Хисаги, Абарай точно. Там еще кто-нибудь. А если еще ваших уломать, так вообще повеселишься от души.
- Наших?
- У нас на Улькиорру еще планы есть, и на Айзена.
- Хочу! Я этому рогатому! Вообще!
- Ага, и сразу. Идешь, значит. А с вашими поможешь?
- Хы! – радостно осклабился Гримм и с готовностью кивнул.
- Где Улькиорра знаешь?


Улькиорра
На мостовой лежали две тени кошачьих очертаний. Луна красиво освещала место предполагаемого действия. Тишину нарушал только приглушенный шепот, переходящий в шипение.
- Ты уверен?
- Да! Сколько раз говорить, он каждое полнолуние сюда ходит, ухажер, млин. Эмо!
- Да-а, жестоко. Значит, ждем. И не смей трогать мой хвост! Пальцы пообкусываю!
- Да ладно…
- Цыц, идет!
К дому Орихиме приближалась белая фигура. Зеленые глаза презрительно-печально взирали на окружающий мир. Руки как всегда в карманах, рог отполирован, макияж безупречен. Улькиорра остановился точно под окном Орихиме и поднял голову. Немного подумав, он вздохнул и вынул из кармана аккуратно сложенную бумажку, развернул и вчитался. Не то. Также аккуратно свернув шпаргалку, он порылся в растянутых от постоянного обитания там рук карманах и извлек маленький томик с надписью «Старинные русские романсы». Пролистнув, Улькиорра открыл книжку на середине, прочистил горло и запел:

В тихий час упоительной встречи
Только месяц в окошко сверкал,
Полон страсти, я дивные плечи
Без конца целовал, целовал.


- А по-каковски он поет-то? Полиглот. Мало нам одного ботаника, так еще и этот! Уменьшать надо поголовье!
- Тихо ты, успеешь еще! А голос красивый.

Ах, зачем ты меня целовала,
Жар безумный в груди затая,
Ненаглядным меня называла
И клялась: «Я твоя, я твоя!»

- Так бы всю жизнь и слушала. Ох, ну почему Урахара так не умеет? Отхватить, что ли, рогатенького?
- Ты что, женщина?!
- А ты думал, кто? Масяня?
- Эт-то еще что такое?
- Да так, одна уродина мультяшная, с писклявым голосом и тремя волосками. Как-то раз наткнулась в Интернете, правда не поняла ничего, там все по-русски…
- Где наткнулась, в каком «Интернете»? Это далеко?
- Да ну тебя, деревня. Дай послушать!

А теперь беспредельные муки
Суждены мне злодейской судьбой.
И не слышны мне дивные звуки:
«Милый, как я счастлива с тобой!»


- Все, идем брать, пока он прервался. А то я потом опять заслушаюсь.
Кошаки выскользнули из переулка и направились к замершему под окном Улькиорре.
- Что вам нужно? - как обычно безжизненно спросил тот, даже не повернувшись.
- Ты чего это к моей Орихиме клинья подбиваешь?!
- Брысь.
- Фиг те! Моё!
- Не уверен.
- А я уверен! Выходи биться, я тебе последний рог обломаю! Что, испугался раскраску на мордочке попоротить?
- Пошел вон, мусор. Ты меня не интересуешь.
- Ах ты!
- Тихо, Гриммджо. Улькиорра, этот турнир решит судьбу Орихиме. Победитель получит принцессу.
- А тебе что с того?
- Она страдает. И может попасть в лапы этого озабоченного.
Арранкары смерили друг друга взглядами. Гриммджо нагло осклабился, Улькиорра слегка нахмурился.
- Хорошо. Я буду там. Только ради Орихиме.
- Да кто б сомневался… Слушай, а спой еще!


Айзен
Владыке было скучно. Очень скучно. После памятного нашествия Ичиго сотоварищи дел было много, но они не грели. Хотелось чего-то нового. Да и ностальгия замучила уже. Особенно при взгляде на Улькиорру. Поигрался на свою голову, теперь думай, что с этой пародией на Бьякую делать…
- Скуча-а-аешь? – протянул из-за спины знакомый голос. – Бе-е-едный.
- Есть предложения?
- Ну-у, есть. Для бедного, влюбленного Владыки жизней наших.
- Влюбленного? Это ты с чего подумал, Гин? – отвлекся Айзен-сама от тяжких мыслей.
- Да так, подумалось чего-то. Ты ж так увлечен был, похитил даже. Теперь, как честный человек, ты обязан жениться.
- Хм.
- Да-да! Так что иди и добывай ее! Возможность есть.
- То, что твоя Матсумото придумала?
- О-о, мой повелитель уже в курсе?
- Я всегда в курсе, если ты не заметил. Нет.
- Ну почему?
- Потому что. Гин, слезь с моих колен.
- Ну почему-у? Ты ведь ничем не занят.
- Гин, хватит. Сюда могут войти.
- Ой, да все знают. Так ты пойдешь?
- Что знают? Нет же ничего.
- Да-да, ничего нет, но фантазия у наших мальчиков-арранкарчиков богатая, а уж у девочек! Ты не читал последний опус?
- Опять они пишут... Надоели уже.
- Женись!
- Опять ты за свое.
- Совместишь приятное с полезным.
- Гин! Прекрати!
- У тебя такой удобный трон! Только положить пару подушек, и мы с Тоусеном сможем сидеть рядом. Устроишь?
- Гин! Что за чушь ты несешь?
- Я смотрю в будущее.
- Оракул.
- Да, и я этим горжусь. Так пойдешь?
- Ичимару, что тебе пообещали?
- Неземное блаженство, весь мир и пару новых коньков.
- Мне 80%
- Да ты что! Таких расценок не бывает! Тридцать!

Через два часа торга.
- По рукам! И не увиливать, а то знаю я вас, мой повелитель.
- Ох, Гин, только слезь…


Глава 4. Живые

Ишшин
Это утро в доме Куросаки не отличалось оригинальностью. Куросаки-старший с воплем набросился на сына, Куросаки-младший привычно поставил блок и отшвырнул от себя незадачливого агрессора. Карин листала газету, укоризненно косясь на буйствующих мужчин. Юзу накрывала на стол Рукия, потягиваясь и зевая, спустилась в столовую: «Все как всегда… Два дитятка!» Шинигами поприветствовала сестер Куросаки и села за стол.
- Доброе утро, Куросаки-сан.
- О-о, несравненная Кучики-сан! Как вы сегодня? – экспрессивный Ишшин кинулся к девушке, желая заключить в страстные (отцовские, исключительно отцовские) объятия, но запнулся о ненароком выставленную ногу Карин и звучно пропахал носом пол.
- Папа, прекрати это ребячество и садись за стол – все стынет. Ичиго! К тебе тоже относится.
- Я не ребячусь! – пробурчал парень себе под нос, но послушно сел.
Дружное семейство единым порывом кинулось уничтожать то, что приготовила Юзу. Боевые действия длились недолго, вскоре противник был смят и уничтожен, а довольный победители откинулись на спинки стульев и хором подумали: «Какое же это все-таки счастье – выходной!»
- Та-ак, сегодня у нас запланировано что? Именно – прогулка по парку! Девушки, идите переодеваться. Сын, стой на месте!
- Что такое? Я не пойду.
- Как это не пойдешь?! У нас семейное мероприятие!
- А Рукия? Мы еще вроде как не поженились. Папа, тебе бы самому кого-нибудь найти! – бросил в сердцах Ичиго и с грохотом вывалился из дома.
- Ты еще слишком молод, чтобы думать о подобном! – крикнул ему вдогонку отец. – Никто меня не любит!
- Но вы сами можете найти свою любовь.
- Спасибо, Кучики-сан, но я… Вы уже готовы? А как же женские штучки-дрючки всякие?
- Я быстрая. Как вы относитесь к Орихиме?
- Иноуэ? Она милая, - Ишшин вынырнул из пучин депрессии и с интересом взглянул на Рукию.
- А вы хотите, чтобы у ваших детей была мать?
- Ах, Масаки!
- Вы можете сделать свою семью счастливой! Вы только представьте: Юзу будет свободна от домашних обязанностей, Карин получит, наконец, материнскую заботу и перестанет быть такой серьезной, а вы будете вместе с самой красивой девушкой города! А какой у нее характер – золото, мягкая, спокойная. Вы будете счастливы, поверьте! – девушка доверительно положила ладонь на запястье мужчины. – У вас будет все, что вы захотите!
- Но… Она же…
- Она согласна. Если вы сможете убрать от нее остальных претендентов.
Ишшин грозно выпрямился.
- Ради счастья моей семьи! А что делать-то надо?


Исида
В классе было шумно. Впрочем, иначе там и не бывало, особенно на перемене. Исида пребывал в мечтах, отложив в сторону очки и прикрыв глаза.
- О чем размечтался, Ромео? О своей ненаглядной?
- Ичиго, - квинси сел прямо и водрузил на нос «велосипедик». - С чего ты взял?
- А кто цветочки принес, а?
- Так ты же не додумаешься девушке букет принести, только связку Пустых, и то не факт.
- Хм, на твоем месте я был бы более решителен.
- Ты не на моем месте. У тебя есть ко мне дело, Куросаки?
- Да. Рукия просила передать, - парень положил на стол бумажку. – Она опять в отъезде, смылась куда-то и не сказала, куда.
- Ты сам-то читал, что там написано?
- Читал, естественно.
- Хм, - Урью развернул бумажку.
«10 сентября этого года состоится турнир за обладание Орихиме. Ты пригашен. Место обговорим позже. Рукия.»
- Они. Собираются. Отдать Орихиме. Кому попало! – квинси вскочил, едва не перевернув парту и заставив Ичиго шарахнуться подальше. Очки грозно пламенели, губы были плотно сжаты, а крылья носа трепетали. Такого от выдержанного Урью рыжий не ожидал. – Где?!
- Р-рукия потом скажет.
- Хорошо, - зловеще протянул Исида. Передай ей, что я пойду.


Кейго, Чизуру, Тацки
Кейго как всегда появился невовремя. Или наоборот – вовремя? Он услышал последние слова одноклассников, и ему было жутко интересно, что это такое затевается. Когда он накинулся на Ичиго с вопросами (было ясно, что Исида сейчас невменяем и на вопросы ответить ну никак не сможет), рыжий даже обрадовался. Насчет Кейго, Чизуру и Тацки у него были четкие инструкции. Подозвав всех троих, он интригующим шепотом изложил проблему. Кейго и Чизуру сразу кинулись друг на друга, готовые начать бой прямо сейчас, но Тацки двумя ударами остановила их.
- А сама Орихиме одобрила это? – спросила девушка, удерживая Чизуру на расстоянии вытянутой ноги.
- Э-э-э, - «глубокомысленно» протянул Ичиго. – Ну, наверное.
Тацки взглянула на двух штатных полудурков класса, потом на целеустремленного Исиду. Надо что-то делать, они ж ее разорвут.
- Ладно, я пойду. Надо спасать подругу.


Рюукен
Голубоватый дымок вился над светлой головой квинси. Сын опять решил проявить самостоятельность и отправиться незнамо куда и незнамо зачем. Хотя нет – знамо. Растет мальчик, уже девочками интересоваться начал, правильной дорогой идет. Надо бы ему настоящую тренировку устроить, а то расслабился, видите ли, всех уже побил, герой. Да и с шинигами спесь посбить не мешает. Ну кто там ломится? О нет, опять это чудо небритое.
- Заходи. Бахилы там, не забывай, где находишься.
- Зану-уда! Все, надел, теперь можно? Ну можно же? Ну пожа-алуйста!
- Хватит паясничать, не дома. И отпусти мои колени, ты, лишняя хромосома! Кому сказано!
- Да ладно тебе. Уже ведь все знаешь, как всегда? Я туда хочу-у…
- Бес в ребрах щекотится? Или по своим соскучился? Пф-ф.
- Честно признаться, я и сам не знаю. Скучно, - тон и поведение Куросаки резко изменились, став необычно серьезными. – Проследить не мешает, что они там затевают. Там ведь и арранкары будут. Жаль, сын не участвует…
- А что это он? Обычно в первых рядах был? Зараки номер два, ему бы еще маленькую розововолосую девочку на плечи и шрам на лицо – копия получится.
- У него другая. И розового в ней только банкай ее брата… Ну и ладно, он нашел свое счастье, и да будет так, аминь! А вот твой участвует.
- Знаю. И подумываю к нему присоединиться.
- А что? Айда к нам, будет весело! Главное, Маюри к пиву не допускать – не выпьет, так чего-нибудь примешает. Пойдем, произведи фурор.
- Да, ваш Куротсучи будет рад меня видеть. Но обломается. Хотя бы ради этого стоит пойти.
- Стоит! И уж прости, но потренироваться нам обоим не помешает. Совсем уж обленились, скоро лежать будем, как моржи, и только жирами трясти.
- Говори за себя. А за сыном надо было лучше смотреть. И не пытайся состроить «щенячьи» глазки, не поможет. Хм. Твоя взяла, - неожиданно сказал он. – И это не из-за твоих гримас!
- Хорошо-хорошо, не из-за них. Кстати, а не из-за какой именно?
Квинси только вздохнул – Ишшин при желании мог довести до ручки кого угодно.


Шинджи
Ночь. Улица. Фонарь.
Где находится логово падших шинигами Йоруичи знала, но все равно немного заплутала в переулках. Женщина вежливо постучала в дверь. Подождала. Постучала еще. Ногой. Изнутри послышался приглушенный мат, дверь приоткрылась и оттуда вылетел тапок. Привязавшийся к Йоруичи Джинта воинственно засопел и вытащил откуда-то из пятого измерения свою дубинку. В него полетел второй тапок, который был мастерски отбит и направлен по обратному адресу. Такого оскорбления обитатель задверного пространства не выдержал и выскочил весь. То есть, выскочила. Хиори с воинственным кличем кинулась метелить обидчика, но и Джинта не так-то прост. Наконец-то он встретил стоящего противника! Место схватки милосердно заволокло пылью, а Йоруичи, усмехнувшись, вошла внутрь. Там все было подозрительно знакомо – желтая пустыня, скалы, непонятно откуда взявшееся пространство… Как у себя дома оказалась. Но полюбоваться и поностальгировать ей не дали. По лестнице шел Шинджи, как всегда расхристанный и странно улыбающийся.
- Вы к нам? – спросил он. Просто чтобы завязать разговор, ясно было, что к ним.
- Да. Могу я увидеть Хирако Шинджи?
- Смотрите.
- Понимаете ли в чем дело… - далее следует описание мероприятия, цели и приз.
- Ну и что?
- А вы участвуете, - мило улыбнулась Йоруичи.
- Правда? А я и не знал.
- Теперь знаете. Урахара велел передать, что вам пора выходить из тени. А иначе…
- Иначе он выведет нас сам. Помню, - вайзард вздохнул. Да, им приходилось подчиняться Урахаре, поскольку иначе они не выжили бы. Надо признаться, что шляпник не злоупотреблял своей властью, но эта зависимость раздражала. - Почему я?
- Ну, вы самый перспективный жених, остальные хуже. И вдобавок, незанятый.
Шинджи вздрогнул, припомнив бешеную Хиори. О чем он и напомнил.
- О ней не беспокойтесь. Джинта займет ее, - шинигами хихикнула. – Они прекрасная пара.
«В любом случае, мы уже не можем скрываться. Пора вылезать, пора, прав Урахара».

@темы: Bleach, турнир, фанфик

12:46 

Глава 5. Подготовка
Дядя Вася
Лесник Василий Семенович Грушин, в миру дядя Вася, уже 17 лет охранял вверенный ему объект. За свою жизнь он повидал немало, даже можно сказать, много. Пил беспробудно, но цепкости ума не терял. Только начинали ему призраки мерещиться. Альпинисты погибшие в основном, но бывало и что похуже. Ломали, гады, деревья, целые просеки делали, а отвечать кому? Вот и ходил дядя Вася с ружьишком да с бутылевичем – а вдруг опять? А без самогонки собственного изготовления можно и промахнуться. Призраки его уважали, даже домой к нему приходили, просто поболтать. То есть выпить. Какие-то они все были нерусские – узкоглазые, ну чисто буряты. Или китайцы какие. Развелось тут всякого, русскому человеку и шагнуть некуда, везде эти косоглазики. Ну да ладно, вреда от них никакого – привидения же. А с нечистью всякой дядя Вася научился справляться – пальнул из берданки по репе – и нету чертяки. Красота!
И вот опять какие-то прибыли. И много как – всей толпой, чтоль, со скалы навернулись, мир их праху? И одеты странно – не по-походному, и видно, что три команды: черные, белые и какие-то непонятные. И с оружием. Небось ролевики какие в «царя горы» играли. И доигрались. Глотнул лесник из заветной пятилитровой бутыли, ружьишко поправил и пошел встречать. В конце концов, им еще вместе тут жить. Ничего себе толпень. Их тут штук десять, не меньше! И все разные – редкий случай, обычно и не отличишь. И деловые какие – вон лагерь разбивают, топоры достали… Я вам! Дядя Вася выхватил ружье и выстрелил в направлении лесорубов. Те шарахнулись и странно посмотрели на лесника. Тот погрозил им кулаком и показал на кучу валежника. Заговаривать с ними он и не пытался – все равно по-русски не кумекают, а жесты – интернациональны. Особенно такие. Мужики с топорами переглянулись… И послушались. И правильно – кому хочется под выстрел попасть? А с железякой против берданки не попрешь. Дядя Вася глотнул живительной многоградусной влаги и поймал весьма заинтересованный взгляд. Даже два. Какой-то невразумительный тип в чем-то розовом – эмо, что ли? – с хвостиком и в шляпе, какая у въетнамцев, лесник по телевизору видел. И еще красотка, ухх! Блондинка, а фигурка-а! И с розовым шарфиком – мода у них там такая, наверное. Черно-розовая. Или знак клана? Да кто этих эльфо-орков разберет! О, сюда идут. Знакомиться. Говорят что-то, потом понимают, что ничего не понятно, и молча приветствуют. А железки у них красивые, и в ножнах все – серьезные ребятки. Только сейчас лесник заметил, что ни у кого из присутствующих нет на груди цепей. А уж на грудь он смотрел внимательно! Странные они все-таки. А, наплевать. Вот уже и посуду несут – плошечки какие-то – и еще бутыль. Гуляем! Но присмотреть за ними надо, а то весь лес тут загадят…

Матсумото Рангику
Организация мероприятия не прошла без сучки и задоринки, что и неудивительно – когда организаторами являются Ичимару, Йоруичи и Матсумото. Но при должном желании все преодолеть можно. Даже дурной характер всех присутствующих. Не обошлось без взаимных оскорблений и бешеного торга, разумеется. Проблемы начались с самого первого вопроса, который они принялись… эээ… обсуждать после радостного доклада о том, что всех, кого надо, они уломали. Первым на повестке дня стоял вопрос о месте. А где можно провести турнир между довольно-таки буйными представителями различной житии и нежити так, чтобы потом не пришлось инсценировать мировую войну? Место должно быть достаточно пустынным (нет, Гин, Уэко Мундо не пойдет. Потому что не пойдет, там ваших слишком много) и комфортным для проживания (поэтому Сахару тоже отметаем, Йоруичи. Что за экстрим?) И предпочтительно недалеко от населенного пункта. Зачем? А самому не хочется по магазинам прошвырнуться? Не хочется? А в кафе? Или в музей? Что такое музей? Да ну тебя, не притворяйся тупым. Вон, Йоруичи утверждает, что тебе и притворяться не надо. Ну, не обижайся, дай по головке поглажу. Вот та-ак, и помурлычь. Умница. Вернемся к нашим Пустым. Я предлагаю Америку. Там ни наших, ни ваших, только местные, а с ними договоримся. Чего ты дергаешься, Ичимару? Ах янки тебе не нравятся! А какие ваши предложения. Ты не вставай, лежи уж, раз устроился. Куда? В Россию? Да там же медведи, пьяницы и поганки. Хотя да, Йоруичи, ты права, этого добра мы и у себя наберем достаточно, и медведей, и пьяниц, и поганок… Кто за Америку? Одна я. А за Россию? Ах, какое единодушие! Но вся ответственность на вас. Йоруичи, тащи карту. Ага-а. Вот тут городов мало, лес, скалы, холмы какие-то… Можно даже кросс устроить… Ага, решено, отправляем всех сюда. Я переговорю с Укитаке. Следующий вопрос: тотализатор… Все ясно, беремся, Йоруичи, ты живешь с торговцем – тебе и думать. Правила? Гигаи? А зачем? Их через преобразователь душ урахаровский пропустим, им не впервой. Все вроде бы? Ах да, о правилах: их 16, разбиваем жребием на пары, они дерутся, остается 8, их опять разбиваем, потом остается 4, а потом 2 – финал. Оружие свое, пусть дерутся до потери сознания – до смероубийств доводить не будем, и четвертый отряд в помощь Орихиме надо. Что-то еще? И правильно, на месте все решим. Гин, поднимайся, ишь, пригрелся. Что значит, сама предложила? А теперь гоню. Ну ла-адно тебе, дай поцелую. Теперь доволен? Лапы прочь, у нас дел много! Слышал бы меня Хитсугайя-тайчо…

Высадка обошлась без неожиданностей, прихваченные с собой добровольцы принялись споро разбивать лагерь, колоть дрова, носить воду и так далее. Мелкое происшествие с местным обернулось большой удачей. Он явно был лесником и знал все тропы и ручьи в округе. Он же показал место для арены: Впадину между поросшими жесткой травой холмами, почти круглую и плоскую. Склоны вокруг образовывали нечто вроде амфитеатра, так что зрителям будет удобно. С местным, назвавшимся Deadea bashia, разговаривал Кёраку – после совместного распития энного количества гремучей смеси местного и принесенного с собой пойла они каким-то образом начали понимать друг друга несмотря на языковой барьер. Наконец, все было готово к приему дорогих гостей и участников турнира: правила разъяснены, четвертый отряд вместе с Орихиме мобилизованы, лагерь подготовлен. Ненадолго воцарилась относительная тишина.

Где-то на территории заповедника «Столбы», Красноярский край. 10 сентября.

Над лесом пронесся могучий голос, усиленный рупором. Кому принадлежал голос, определить было трудно, но это было неважно.
- Всем, всем, всем! Начинаем турнир! Приглашаем всех на арену!
Пока народ подтягивался, организаторы лихорадочно перепроверяли все мелочи, способные испортить им праздник. Потом, пересчитав прибывших по головам и найдя участников будущего побоища, они успокоились и позвали участников в круг арены. В центре стояла тумба, на ней лежали свернутые в рулон бумажки.
- А сейчас мы определим пары первого круга! Товарищи дуэлянты, прошу, тяните бумажки. На них написаны два имени. Берете первое, а если это ваше – второе! Кто смелый?
Товарищи дуэлянты, переругиваясь и косясь друг на друга и на Урахару с рупором, потянулись к бумажкам со жребием. После недолгой борьбы за бумажку, определились следующие пары:
Шинджи - Исида (смерили друг друга взглядами, полными сдержанного презрительного высокомерия и отвернулись друг от друга)
Маюри - Чизуру (народ шарахнулся как можно дальше от них)
Ренджи - Улькиорра (судьбина у Ренджи такая...)
Бьякуя - Ишшин (Последний жизнерадостно-дебильно улыбнулся, Бьякуя предсказуемо не шелохнулся)
Кейго - Шуухей (Кейго завопил и кинулся искать утешения у ближайшего. Ближайшим оказался Гриммджо. Результат очевиден)
Айзен - Гриммджо (Гриммджо радостно вопит что-то про то, как давно он этого хотел. Айзен мягко улыбается)
Комамура - Тацки (Молча кланяются друг другу)
Хитсугайя - Рюукен (Рюукен закуривает, смеривая противника снисходительно-пренебрежительным взглядом. Хитсугайя яростно выпрямляется)
- Итак, господа, - и дамы, разумеется! – мы определили пары первого круга. Прошедшие первый тур разбиваются на пары, дерутся между собой и так далее. Ну, вы знаете. Дерзайте! А пока идите готовьтесь.

@темы: Bleach, турнир, фанфик

12:55 

Турнир Часть третья

Глава 6. Демонстрационный бой: Лук - Кон
Для того, чтобы господа дуэлянты поняли, что от них требуется, был проведен демонстрационный бой между претендентами, не попавшими в основной состав, а именно: Луком (зеленым) и Коном (душа+). Основной турнирный состав выстроили вокруг арены (вытоптанной площадки на берегу реки) диаметром метров 5. Кон в виде игрушки протиснулся между ногами Комамуры (зазор самый большой;) и с воплем: «Химе-чан МОЯ!» выскочил на середину арены и замолотил лапками по груди. Лук торжественно был вынесен Ханатаро и заботливо уложен на арену.
Кон запрыгал, имитируя боксерские движения. Гриммджо хмыкнул и подмигнул стоящей рядом Тацки. Та хмуро зыркнула в ответ и отвернулась. Кошак повел плечами и постарался пристроиться поближе, получил локтем в дыру, зашипел и отстал. В это время Кон с воплем Тарзана кинулся всеми лапами на безучастно лежащий лук (Урон:3. Осталось:17). Лук, от удара скорчился и заплакал горючими слезами (Урон:5. Осталось:15). Кон, не выдержав такой атаки, откатился в сторону, зацепив по пути лапкой перышко лука (Урон 1. Осталось 16). Перышко прилипло, и пока Кон с воем катался по земле, хватаясь этими самыми лапками за глазки, провело повторную атаку соком (Урон 5. Осталось 10). Осерчав вконец, Кон подскочил и повторно ринулся на лук. Пока он раздирал его (Урон 6. Осталось 10), лук брызгал соком во все стороны (Урон 6. Осталось 4), но лев только грозно рычал и продолжал свое кровавое дело (Урон 3. Осталось 1). Зрители затаили дыхание: вот сейчас лук скончается, и мы сможем вздохнуть с облегчением. Но не таков наш лук, чтобы сдаваться какой-то игрушке! Собрав последние силы, он плюнул в лицо супостату (Урон 4. Осталось 0). Кон зашатался и с громким всхлипом рухнул навзничь. Из глаз его катились слезы, но он не мог уже пошевельнуться и только глухо рыдал в сухую землю арены. Лук вздохнул с облегчением, но и его участь была незавидна: растерзанный, истекающий соком, он лежал жалкой кучкой на середине арены. Поединок был закончен, но вряд ли победитель мог продолжать борьбу.

Глава 7. Исида - Шинджи
Народ шумел, занимаясь каждый своим делом. На одном из концов лагеря шустрый Урахара открыл тотализатор, причем ставки принимались самые разные, начиная от того, кто все-таки станет чемпионом, и заканчивая тем, сколько волос выдерет из головы несчастного Маюри Чизуру. Сейчас одиозному капитану 12-го отряда даже сочувствовали, особенно одноклассники Чизуру. А больше всего наслаждался Исида, который, во первых, знал Чи, а во-вторых, мягко скажем, не любил Маюри. Вот раздолье-то для него. Хотя недолго радоваться осталось. Квинси был первым, вместе с вайзардом. Они были похожи. Нет, не внешне – черноволосый серьезный Исида и блондин-Шинджи с вечной странной улыбкой. Нет, они оба были похожи внутренне. Спокойной серьезностью и собранностью.
Гонг отвлек квинси от ненужных размышлений. Он выдохнул и направился в круг арены. На этот Раз зрители не толпились рядом, предпочтя с удобством расположиться в «амфитеатре», шурша поп-корном и фантиками от конфет. Исида легко перескочил через символическую веревку и встал напротив вайзарда. Тот стоял, закинув на плечо меч и не глядя на противника. Он скучал. Ему была неинтересна ни Орихиме, ни эта схватка. Его больше интересовали шинигами и арранкары сами по себе. А этот квинси… Для мальчика исход схватки был важен. Что ж, играть с ним в поддавки глупо, да и оскорбительно. Пусть все идет как идет. Он лениво переступил с ноги на ногу и обманчиво неуклюже прыгнул вперед. Меч слетел с его плеча, направляясь к груди квинси. Но Исида, вскинув лук, отскочил назад, поскольку шансы его были прямо пропорциональны расстоянию между противниками. Зрители ахнули, когда Шинджи эффектно пролетел вперед, чуть не пропахав мечом траву. Раздались тихие смешки и ехидные комментарии, но в кругу была тишина. Исида натянул тетиву.
Нервы зрителей не выдержали, и раздался панический вопль «Лягай!». Зрители кинулись за спину квинси, подальше от его лука, а некоторые за спину Комамуры. Кейго даже хвостом накрылся. Комамуриным, разумеется. Несчастный лис стиснул зубы и дернул хвостом. Кейго судорожно вцепился в него сильнее, за что и огреб. Кулаком. Комамуриным. Не повезло. Кулаку, ибо голова у Кейго… Ну, это ладно. Вернемся к нашим бар… дуэлянтам.
Шинджи, не выпрямляясь, сделал выпад с низкой позиции, целясь в горло. Исида не успел уклониться, занятый луком. На горле Исиды вздулась кровью царапина. Тонкая струйка потела по горлу на грудь, окрашивая белый костюм. Исида поморщился и, не целясь, выстрелил в подставившегося противника. Стрела скользнула по черепу, опаляя волосы. Вайзард мотнул головой и повел мечом параллельно земле, подрубая ноги. Исида, сориентировавшись, подпрыгнул и отвесил по многострадальной голове весьма жестокий пинок. Шинджи тут же вспомнилась Хиори, не к ночи будет помянута. А квинси на том не остановился. Рюукен одобрительно кивнул, глядя, как его милый сынок добавляет противнику второй ногой. Вот такого оскорбления гордая душа вайзарда не выдержала. Он глухо зарычал и натянул маску. Взвившись в воздух, разъяренный вайзард сначала рубанул мечом по груди Исиды, а потом вонзил его квинси в плечо. Зрители затаили дыхание. Противники стояли друг напротив друга и тяжело дышали, стараясь просверлить по паре дырочек. Постояв так секунд дцать, они поняли всю тщетность подобного времяпрепровождения и… Шинджи выдернул меч, разрывая плечо Исиды, но тот уже успел подготовиться и натянул тетиву, посылая стрелу в уходящего в перекат Хирако. Стрела только слегка оцарапала блондина, и тот тут же вскочил на ноги. И опять они стояли, глядя друг на друга. Кровь стекала вниз, впитываясь в траву. Первая кровь, пролитая на этой арене. Шинджи понимал, что не успеет, но попробовать он был обязан. Хитрым зигзагом он бросился на лучника, но напоролся на стрелу. «Не успел, - отстраненно подумал он, падая на траву. – И хорошо. Не стоило убивать мальчика». И Хирако Шинджи потерял сознание. Вокруг засуетились медики и благодарные зрители – Кейго так и не отцепился от хвоста Комамуры – подбежала Орихиме, раскидывая свой купол, шум, гам, радостные вопли выйгравших пари. И тишина внутри победителя. Теперь он знал, что победит. Теперь он был спокоен.


Исида.
Исида погладил нежную белую кору. Ему нравились эти деревья – изящные, стройные, светлые. Они напоминали ему квинси, таких редких среди темной массы сосен-шинигами. Парень подошел к нагретому солнцем камню и легко вспрыгнул него, устроившись под неярким осенним солнцем. Да, березы напоминали ему квинси. Но не только их. Еще и этих арранкаров, насмешкой Айзена одетых в белое. Этот их эмо! Исида видел, КАК он смотрел на Орихиме! И хотел убить его за одно это. Как ему сказали, это существо еще и пело у нее под окнами, мешая спать. Исида полыхнул очками, представляя, как мог бы разделаться с ним. Или этот грубиян с волосами неприличного цвета. Они с Ренджи похожи, но этот озабоченный намного хуже. Абарая капитан воспитывал, хоть и не очень-то получилась, а этого? Ичимару, не к ночи будь помянут? Оно и видно. Хорошо хоть извращенец в очках не участвует – ну правильно, зачем ему женщины? Только на исследования, как Маюри. Все они Исиде уже поперек горла были – и Ичимару со своей улыбочкой, и бешеная Чизуру, и придурочный Кейго, и лис этот с полуоторванным хвостом. И папаша, лезущий как всегда не в свое дело. Старый дурак, а туда же! Сидит, курит, атмосферу портит…
Квинси одернул себя. Что-то он разбушевался. Последний бой показал, что он чего-то да стоит даже против вайзарда. Но все равно! Эти… Эти… Квинси задохнулся от ревности. Надо их кончать. Половина сама отсеется, а другая… Исида поправил очки. С другой разберемся. Жди меня, Орихиме, я не позволю никому к тебе приблизиться!

Глава 8. Маюри - Чизуру
Этого боя ждали все. Но и боялись, ибо парочка подобралась еще та – Куротсучи и Чизуру. Если о Чи народ знал только по рассказам очевидцев, то Маюри знали все. Заэль Аполло, без которого такое мероприятие обойтись ну никак не могло, пристально наблюдал за конкурентом, приготовив блокнотик и грызя ручку. Розовую, в тон волос. Предыдущий бой его интересовал мало, хотя исход оказался несколько… неожиданным. Но приятным – на квинси у него были свои планы, личные. И на Абарая, надо будет договориться с Улькиоррой, чтоб он не сильно рыжего калечил… О, начинают. Посмотрим… Так, стоят, смотрят. И еще смотрят. И еще. Скучно… Сходятся. Арранкар устроился поудобнее, пристроив блокнотик на спине Гриммджо. Тот был против, но его не спрашивали, а пропустить самое интересное никто не хотел. Противники примеривались друг к другу, а потом Чизуру завопила дурным голосом и накинулась на изрядно оторопевшего Маюри, целясь в маску. Такого Куротсучи, привыкший к скромной и покорной Нему, не ожидал, а потому только взмахнул руками и шарахнулся подальше от бешеной ведьмы. А ведьма наседала, выставив вперед когти, то есть, простите, ногти, хотя… Маюри запаниковал. Это не пафосные квинси, которые тебе сначала прожужжат уши про свою гордость, а уж пото-ом… Ударят! Она! Да как она пос… мела. Да, думать надо меньше. Пока Маюри предавался размышлениям, Чизуру времени не теряла. Она успела содрать с Куротсучи маску, оторвать баночки с ушей и поломать шляпу. Но и этого ей показалось мало, а потому разошедшаяся Чизуру с воплем: «Руки прочь от Химе!» вцепилась ему в горло. Зубами. Вопли превратились в не менее пронзительное мычание, и лишенный защитных стаканов на ушах, Маюри только помотал головой, чувствуя, что дышать становится все труднее. Он попытался оторвать от себя эту ненормальную, но та вцепилась еще крепче, вдобавок обхватив туловище шинигами всеми конечностями. В этом плане Чизуру мог позавидовать даже удав. Правда, Улькиорра не завидовал. Он смотрел на Орихиме. А та смотрела на схватку не отрываясь, и беспокойство на ее лице потихоньку сменялось тихим ужасом. Тем временем, Чизуру окончательно добила Маюри, принявшись откручивать ему многострадальные уши. Попытки отцепить ее от себя успехом не увенчались, так что оставался один выход. И Маюри поднял меч. И вонзил его в себя. Чизуру с изумлением отлепилась от внезапно размягчевшего шинигами и оторопела посмотрела на некую зеленую жидкость, презрительно шипящую что-то на тему того, что нужна ему эта Орихиме, как Ичимару кенсейкан. И уползавшую за пределы арены. До затуманенного мозга Чизуру наконец дошло, что она вроде как победила. Она торжествующе повернулась к зрителям и… правильно, завопила. А как же иначе? Химе теперь ее!

Глава 9. Игры лабораторные
читать дальше

Глава 10. Найди меня
читать дальше

Глава 11. Ренджи - Улькиорра
Прозвучал гонг и зрители восторженно завопили, приветствуя бойцов. Ренджи лихо выпрыгнул на арену, на ходу раскручивая Забимару и скалясь на противника. Улькиорра не унижался до показухи. Он молча и неторопливо прошествовал к веревке, аккуратно приподнял ее и также величаво вошел в круг. Ренджи без промедления ударил уже изготовившемся и дрожащим от нетерпения Забимару по неподвижной и расслабленной фигуре Улькиорры. И попал ведь. Визжащий занпакто рассек бок противника, но был перехвачен и отправлен по обратному адресу, и Ренджи не успел остановить свой меч, который с виноватым хлюпанием ударил хозяина по руке. Улькиорра хмыкнул и прошунпоился за спину Абарая и ударил его по шее ребром ладони. Ренджи на мгновение обмяк и пропустил следующий удар ногой по мягкому месту, отчего пролетел на два метра, но ушел в перекат и вскочил на ноги, встрепанный и оскаленный. «Бан-кай!» - завопил он, и Улькиорру снесло ударной волной. Не от вопля – это ж не Чизуру – а от выброса энергии, да так, что он прокатился по земле. А Ренджи на этом не остановился и со всей дурацкой мочи, за всех горячих оболтусов всем отморозкам-начальникам, от всей своей широкой души врезал Улькиорре с банкая. Тот даже оторопел от такой наглости и не успел парировать, Ренджи уже разошелся, и Забимару сомкнул зубы, почти проглотив жертву. Ичимару икнулось – он припомнил Бавубаву. А вот Улькиорра ничего не припоминал. Он злился. Его это все уже достало. И он поднял руку и пробил череп змея. Тот обиженно взвыл и выплюнул кусачую добычу. Ичимару одобрительно покивал, сияя улыбкой… нет, не до ушей, ее концы можно было завязать бантиком вокруг головы, да еще и кончики бы свесились. Его ученик, его мальчик. Молодец. А арранкар наступал, явно примериваясь задушить противника голыми руками. Ренджи лихорадочно собрал Забимару и изготовился бить, но не успел. Улькиорра, сверкая зелеными глазищами, одной рукой вцепился Рыжему в горло, а другой ударил в живот. Ренджи задохнулся, сгибаясь пополам, и тут же получил вдогонку по загривку. Этот удар заставил Ренджи уткнуться носом в землю. А Улькиорра, поджав губы, придавил противника коленом, заставляя лечь. Ренджи яростно забился, но безрезультатно. Улькиорра был настроен крайне решительно. Он холодно посмотрел на извивающееся тело под собой, а потом требовательно – на судей. Ичиго аж поежился, весьма сочувствуя Ренджи. Но что тут поделаешь? Техническая победа. Причем бесспорная. Да подавись ты! Победил-победил, хватит меня буровить глазищами, как тебя только Айзен терпит!

Улькиорра не чувствовал торжества по поводу своей победы. Собственно говоря, он сейчас вообще ничего особенного не ощущал. Нет, вопреки расхожему мнению, он не бесчувственен, просто не считает нужным открыто демонстрировать свои эмоции. А сейчас он устал. Ему тяжело дался тот эмоциональный накал, исходящий от рыжего шинигами. От любого, неважно, Ичиго или Ренджи. Он хотел отдохнуть в тишине. Лес его не устраивал, там бродили квинси – развелось их, шагу не ступить. Наплодились. Ичимару-сенсей говорил, что собирался устроить пикник, как он это назвал. Интересно. Улькиорра почувствал проблеск эмоции. Это хорошо. Значит, правильно действует. Надо уважить наставника. Где там он? Улькиорра сосредоточился, ловя реяцу Ичимару. Близко. Это хорошо, а то шевелиться хотелось все меньше. Улькиорра быстро зашагал в нужную сторону. Ичимару где-то откопал себе местную одежду и щеголял теперь в белых джинсах. Рубашку он снял. И как ему не холодно.
- О, Улькиорра-кун, иди сюда давай, помоги расстелить.
Сенсей был до неприличия радостен, но это его обычное состояние, и уж Улькиорра-то знал, почему – самолично траву доставал по ночным клубам, пугая драгдилеров, хотя уж эти-то должны бы ко всему привыкнуть.
- Ну что же ты, Уль-кун! Опять в ступор впал? Давай-давай, просыпайся, надо поторапливаться, пока остальные не подошли. Чего мордочку вытянул, герой? Не хочешь никого видеть? Не-ет, дорогой, ты никуда не пойдешь, хватит от общества отделяться.
Улькиорра только тихонько вздохнул. Когда Ичимару в боевом настроении, перечить ему бессмысленно. И он послушно взялся за края полотнища, растягивая его на земле. Ичимару-сенсей быстро выставил на него какие-то лоточки, от которых чем-то вкусно пахло, набросал еще каких-то тряпок и с блаженным вздохом развалился на покрывале. Улькиорра тихо улегся рядом, прижавшись макушкой к боку наставника. Наконец-то покой. Недолгий, правда. Сначала подвалил непривычно тихий Гриммджо, молча улегшийся неподалеку, подперев голову рукой. На его лице отражалась непривычная работа мысли. И кто ж его так пригрузил? Потом приполз Вандервайс и принялся мычать. Этого только не хватало. Где Вандервайс, там и до Тоусена недалеко. Через полчаса подошел. Нет, не Тоусен – Заэль, и принялся что-то увлеченно рассказывать, но Улькиорра уже ничего не слышал. Он спал. Ему было хорошо.

Глава 12. Догони меня, кирпич
читать дальше

@темы: Bleach, турнир, фанфик

13:08 

Глава 13. Первые гости
читать дальше


Глава 14. Подруги
читать дальше

Глава 15. Бьякуя - Ишшин
Они вышли. Бьякуя с чувством собственного достоинства, как обычно, зашкаливавшим. Ишшин хорошенько разогнался и выпрыгнул на арену, так что земля дрогнула. Все же он немного не рассчитал и едва не расшибся еще до начала боя об внезапно обнаружившуюся кочку. Глуповато усмехаясь, он взглянул на противника. Бьякуя думал только о том, как же ему это все надоело. Но меч достал. Ишшин еще раз усмехнулся и приготовил к бою кулаки, однако на его поясе подозрительно сверкнул значок временного шинигами, стащенный у сына. Бьяка тихонько вздохнул. Этого ему только не хватало. Все-таки гены - великая вещь. Надо этот значок ему срезать. Бьякуя резко выкинул меч вперед, целясь в ремешок, на котором висел значок. Лицо Ишшина на секунду приобрело некоторую серьезность, он попытался уйти от удара, отпрыгнув вбок. Меч слегка надрезал ремешок. И Бьякуя разочарованно фыркнул, шагая в сторону и направляя меч в горло противника. Ишшин хмыкнул, нечего тут мечами размахивать. Чуть отошел в сторону, пропуская меч мимо и готовясь контратаковать. Бьякуя не успел остановить меч, и тот немного занесло. В голове у него мелькнула мысль о рукопашной, то бишь кулаком по наглой ухмыляющейся... кхм, это недостойные аристократа мысли. Нагло ухмыляющаяся ...кхм… Ишшина приобрела еще более наглое выражение. С воплем "Смотри, сынок - вот как надо аристократов мутузить" Куросаки-старший начал выполнять свой коронный удар ногой. Удар удался. А перехват ноги Бьякуей удался лучше. Аристократ молча сцепил пальцы на лодыжке Ишшина и дернул за себя, причем сильно и качественно. Аристократов, видно, оказалось мутузить сложно. Ишшин в отчаянии попытался выполнить вертушку. Пальцы аристократа разжались, выпуская ногу - не приспособлены его холеные пальцы к держанию волосатых ног всяких тут. Бьякуя ударил мечом по ремешку. "Это чьи ноги тут волосатые?!" Ишшин выставил перед мечом ножку стола, который утром собственноручно...собственноножно... разбил при приземлении. Ножку перерезало. Меч снова надрезал ремешок, повисший на одной ниточке. Губы Бьякуи слегка изогнулись. Ишшин прошипел что-то не очень лицеприятное в сторону Бьякуи и его родни до 12-го колена. В лицо аристократа полетел жилистый кулак. Бьякуя сощурился, уворачиваясь. И ответил тем же - ему очень не понравилось упоминание его предков в подобном ключе. Но Ишшин не собирался под него попадать. Захватив заблокированную руку противника, он зашел тому за спину, уходя с линии атаки и готовясь провести свой прием. Бьякуя не успел отреагировать, но взял меч обратным хватом и ударил колющим в зашедшего назад противника. Удачно. Но удар получился скользящим, максимум - царапина. Бьякуя вырвал руку, перехватывая меч левой рукой прямым хватом, разворачиваясь лицом к противнику и ведя меч вверх, намереваясь пропороть Ишшину живот, но слишком слабо. Ишшин задорно выкрикнул несколько свежевыученных ругательств, перехватывая руку Бьякуи, которая с мечом, и занося ногу для удара по почкам. Бьякуя слегка поморщился и повернулся боком, пропуская удар мимо себя. Ишшин хитро ухмыльнулся и подставил подножку. Хор-рошая получилась подножка. Бьякуя споткнулся и на мгновение потерял равновесие, но гибко выгнулся и встал, ребром ладони ударив по горлу. Ишшин поставил скользящий блок с внутренней стороны руки противника, сопровождая ее по нисходящей спирали. Потом подхватил запястье двумя руками (одна снизу локоть на локоть, другая - сверху), развернулся на пятках, сгибая руку противника в локте, готовясь провести бросок. Бьякуя опять изогнулся, вырываясь и вывихивая себе руку, но успев перехватить меч другой рукой. А затем направил меч в голову противника.
Решив, что с него хватит баловства, Ишшин приложил к груди значок шинигами и вышел из тела под аккомпанемент падающих с трибун зрителей. Меч Бьякуи он блокировал уже своим собственным. Из-за потери времени при выходе из тела блок немного запоздал, и бровь Ишшина пересекла глубкая царапина, из которой густо потекла кровь.
- Цвети, Сенбонзакура, - четко произнес Бьякуя. И лезвие красиво распалось, окутывая арену плотным облаком лепестков-лезвий. Зрители ахнули и потихоньку принялись отползать подальше. Аристократ с премерзским хрустом вправил вывихнутый сустав и снова сосредоточился на противнике.
Ишшин оскалился, явно получая удовольствие от всего происходящего. Меч в его руках засветился и начал вытягиваться, до тех пор, пока не превратился в секиру с него самого ростом. Продолжая ухмыляться, он ринулся на противника, разгоняя лепестки широким лезвием. Лепестки упорно нападали, их было слишком много, а Бьякуя только подумал, что яблочко от яблони... Посоветовать ему, что ли, пропеллер изобразить? Может, взлетит. Аристократ слегка улыбнулся и пустил часть лепестков по траве, подбираясь к ногам противника. Ишшин испустил яростный клич и выпрыгнул вверх, частично последовав мысленному совету Бьякуи насчет вертолета. На одном из взмахов с лезвия сорвался массивный заряд реяцу, не просто летевший по прямой, как у Ичиго, а движущийся этаким полумесяцем, с каждым метром увеличивавшим радиус. Лепестки все же задели его ноги, основательно порезав ему щиколотки и икры, а удар реяцу был заблокирован ответной волной. Противники замерли друг напротив друга, перетягивая "канат" реяцу. Ишшин нажал изо всех сил, отказываясь уступать. Секира вспыхнула синим огнем. Бьякуя полыхнул глазами, с его головы слетел кенсейкан, но он сумел оттолкнуть от себя противника. Вслед отлетающему телу помчалась розовая волна, скалясь лезвиями лепестков.
Не менее яростный, чем его противник, Ишшин никак не желал сдаваться. Его глаза сверкнули тем огнем, который, порой, полыхал внутри Ичиго в минуты решимости. С диким воплем он вонзил оружие в землю, создавая перед собой стену из реяцу. Бьякуя был буквально сметен этим напором необузданного гнева, его протащило по земле, и теперь он выглядел далеко не так блистательно, как раньше. Но до банкая он решил не доводить пока - он итак отставал на шаг от противника. Слегка вздернув верхнюю губу, он прошунпоился к краю арены, потом к другому, обходя противника, и, оказавшись у него за спиной, сформировал лепестки практически в единую плоскость и направил ему в спину. Ишшину было хорошо известно об этой технике Бьякуи. Но знать - одно, остановить - совсем другое. Он перехватил секиру, блокируя несущиеся на него лезвия. Но не успел. Они пропороли спину по всей длине, вдоль позвоночника, но не очень глубоко. Бьякуя попытался ухватить секиру рукой под лезвиями, но пальцы соскользнули, и он фыркнул, сдувая челку с лица. а потом решил не церемониться и ударил по ногам. Ишшин чуть скрипнул зубами от боли. Он почти ничего сейчас не чувствовал: только ярость и бешеное биение реяцу в крови. Давно он так не сражался. Но лезвия приближались, неумолимо и быстро. Ишшин шунпанул в сторону, заходя противнику с фланга. Бьякуя не успел сориентироваться и обернуться, но успел провести волну лепестков по дуге в сторону Ишшина, напрягая ногу и готовясь отскочить. Ишшин сердито сверкнул глазами и в боковом подкате, давшем бы фору любому футболисту, пнул Бьякую по напряженной ноге. Подкат удался. А вот пинок не очень... Бьякуя развернулся на этой самой ноге и ударил одновременно ногой с разворота и сенбонзакурой. В такой ситуации оставалось только шунповать в сторону, и быстро, очень быстро. Не увернулся, ни от чего. Старость не радость... и изрезанные сенбонзакурой ноги тоже. Хотя могучий пинок Бьякуи придал значительное ускорение. Бьякуя торжествующе дернул бровью и прошунпоился ближе, намереваясь ударить в горло. Ишшин отступил в сторону, уходя с линии атаки. Секира со свистом рассекла воздух, направляясь в плечо аристократа. Плечо было твердым, но все-таки не железным. Секира соскользнула по спине, когда Бьякуя припал к земле, бросаясь вперед. А лепестки в это время устремились к голове Ишшина, окружив его и жаля со всех сторон, одновременно заслоняя обзор. Этой технике Бьякуя научился у мошек, пока они еще были здесь. Куросаки в отчаянной попытке уворота шумпанул за спину противнику и пнул того двумя ногами, опираясь на древко секиры. Скорость Ишшина явно падала, но он еще не утратил сил, а потому пинок получился весьма весомым. Бьякуе уже надоело получать пенделя от непонятно кого. Он пошатнулся и восстановил равновесие не сразу, взмахнув руками, чтобы удержать его. Послушная сенбонзакура устремилась назад. "Пока еще долетит..." - подумалось Ишшину. Он кинулся вниз, подминая под себя Бьякую и занося кулак, нацеленный в лицо. Не ожидавший такой наглости, Бьякуя едва успел подставить ладонь под кулак, и это немного смягчило удар. А лепестки таки долетели. На Ишшина обрушилась лавина лепестков, и Бьякуя только порадовался тому, что его противник такой крупный. спрятаться можно, правда, тяжелый слишком. Что-то у него мысли в нерабочем направлении пошли... Ишшин охнул, устало так. Лепестки давили все сильнее и кромсали плоть острыми краями. Он уже понял, что ему этот бой не вытянуть. Но все-таки можно было успеть сделать одну вещь. Усталая ладонь собралась в кулак и устремилась к носу аристократа. А Бьякую это все уже изрядно достало, простите за грубое слово в его исполнении. Он сделал то же движение. В результате, с расквашенным носом остались оба. Но доволен остался все-таки Ишшин: ему от сына по носу чаще прилетало. а вот увидеть самого Кучики-тайчо с покореженной физиономией редко кому доводилось. Куросаки устало ухмыльнулся и потерял сознание. Бьякуя вздохнул и успокоил сенбонзакуру. Потом осторожно снял с себя тело противника и встал. Папаша ему нравился намного больше сынули. О, а сынуля все еще в шоке. Не знал? Или прошляпил? А, какая разница. Надо подобрать кенсейкан. И как они его не затоптали тут? А нос... Такому противнику можно позволить хоть небольшое, но удовлетворение.
Орихиме подбежала к ним, раскидывая купол. Ишшин был не так уж сильно ранен, множественные порезы, но неглубокие, залечиваются быстро. Кучики отделался несколькими синяками и разбитым носом. На это времени ушло еще меньше, но Бьякуя все равно чувствовал себя подравшимся во дворе мальчишкой, который теперь не знает, как бы скрыть это от родителей. Нет, Куросаки-старший нравился ему гораздо больше младшего. Надо будет как-нибудь побеседовать с ним насчет Ичиго и Рукии. А то у них, похоже, все к тому идет. Не то, чтобы Бьякуя одобрял этот союз, но счастье Рукии важнее, надо только обтесать этого… Хотя, если посмотреть на папочку, это бесполезно. А Орихиме девочка милая, вежливая, интеллигентная. Вполне приличная, и его, Бьякую, устраивает. Вполне.

Глава 16. Письмо
читать дальше
- Ичимару-сенсей. Письмо.
- Ааа, сейча-ас, - Гин поспешно зачерпнул поварешкой из котелка и быстренько оттуда смылся, пока не поймали не отобрали. Ну, хотя бы попытались, а то у него отобрать что-то...
Мира пронаблюдала, как среброволосый Гин исчез в глубоком дыму. Быстрый, зараза. Невдалеке послышался звук удара поварешкой - Орихиме опять принимала решительные меры против нарушителей общественного порядка. "Кейго ж так до боя убьют..." Улькиорра оставался полностью невозмутимым. Что ж, ему по типажу положено. Мугл недовольно заурчал, требуя колбасы. А Ичимару пока не появлялся.
Гин снова вынырнул из облака, уже довольно облизываясь.
- Ита-ак, что тут у вас? Улькиорра-кун? Письмишко? От нашего драгоценного владыки, чтоб ему жилось вечно. Давайте-давайте.
Он отобрал конверт у девушки, распечатал и вчитался.
- Прекрасно. Переговоры, значит. Ну-ну. Он не явится, это точно. Политика... Улькиорра, что с тобой?
Улькиорра улыбался. Нет, не слишком заметно, но с каким-то странным торжеством. Гин внимательно посмотрел на него, потом довольно кивнул. Его школа!
читать дальше

@темы: Bleach, турнир, фанфик

13:16 

Глава 17. Свадьба?
Вид у Бьякуи был целеустремленный и чем-то озабоченный. За ним, перепрыгивая камни, мчалась Рукия.
- Нии-сама, не надо! Пожалуйста! Я... мы... не... Ничего не было! Все совсем не так! Пожалуйста!
- Рукия, не вмешивайся.
- Но...
- Рукия! - Бьякуя слегка повысил голос, и Кучики-младшая испуганно замолчала.
Представители славного рода Кучики подошли к представителю не менее славного рода Куросаки. Намечался разговор по душам. Причем на высшем уровне. Оцепенение неожиданно спало, и Консуэло не устояла перед соблазном послушать, о чем же будут говорить бывшие соперники на турнире, а теперь защитники только им самим известных прав младшего поколения в лице симпатичной худенькой девушки с огромными фиалковыми глазами и рыжего подростка, то ли чем-то обиженного, то ли рассерженого, от чего его брови резко сошлись на переносице и так и остались в таком состоянии.
Испанка как ни в чем не бывало подошла к ним поближе и сделала вид, что кого-то ищет, вслушиваясь в разговор. Ишшин радостно поприветствовал Бьякую, но с объятиями не полез.
- Ну как? Будет? Они-то не про-отив! - оживленно спросил Куросаки-старший.
- Они не в курсе.
"Они" ошарашено переглянулись. Чего это тут деется, люди добрые?
- Когда свадебку сыграем?
- Помолвку можно в ближайшее время.
- Что, прямо тут? Я тебя не узнаю!
- Кхм.
Младшее поколение одинаково обалдело уставилось на старшее. Они это чего гонят? Отбили друг другу что-нибудь?
- А. А. Нии-сама? Э... - челюсть Рукии отвисла. Зрелище незабываемое.
- Да. Надеюсь, у вас нет возражений, - медовым тоном произнес Бьякуя, мило улыбаясь. - Нет? Тогда решено. Можете готовиться.
Ишшин погрохотал вниз по склону, кипя энтузиазмом. Бьякуя степенно отправился за ним, а "детишки" так и остались, чувствуя себя полнейшими идиотами.
Кчитать дальше

Глава 18. Муки организатора

Нанао нервно поправила дужку очков. Ну почему так всегда? Как что-то затеять, желающих хоть отбавляй. А как дело доходит до администрации, отслеживания количества инвентаря и провианта... Официально этим должна была заниматься ВСЯ Ассоциация женщин-шинигами, преимущественно Мацумото, конечно. Но... На деле все опять легло на хрупкие (с виду) плечи Исе-фукутайчо.
- Так, ребята! Вот эти две сломанные лавочки нужно унести в тот овраг, - скомандовала вице-президент двум прикомандированным шинигами. - А потом на их место новые поставить. Что значит, где взять? Деревья видишь? Топор видишь? Вопросы? Нет вопросов. Отлично.
Нанао отвернулась и принялась что-то чиркать в своей Книге.
- Так... Это есть, это сделано... Вот это позже... - фукутайчо поняла глаза и обвела взглядом арену, вспоминая что еще надо выполнить. Посредине арены кто-то сидел. Судя по маленькой фигурке это был отнюдь не следующий участник. Нанао поправила очки, вглядываясь в белую фигурку. Белая. Значит один из арранкар.
- Эй, уйдите с поля! - призвала к сознательности лейтенант.
Ноль реакции.
- Эй! Арранкар-сан! - громче прокричала она.
Ноль реакции.
"Где носит этого Ичимару? Это он должен заниматься порядком среди арранкар" - гневно подумала Исе. Поблизости бывшего санбантай-тайчо не наблюдалось, и девушка, перелез через ограждения, направилась арранкару.
- Вы не могли бы уйти с поля? Скоро начнется следующий поединок, - фукутайчо вплотную подошла к гостю из Уэко Мундо.
Ноль реакции.
Исе осторожно тронула арранкара за плечо.
- А-а-а-а?.. - арранкар повернул голову и посмотрел на нее. Точнее посмотрел сквозь нее. Отсутствующий взгляд, стекающая слюна...
"Что ЭТО?" - опешила Нанао, но тут же взяла себя в руки: - Покиньте, пожалуйста, арену. Скоро начнется поединок, - четко проговорила она.
- А-а-а?..
Исе была озадачена. Конечно, у нее имелся большой опыт общения с оригинальными личностями: тайчо, Президент Ассоциации женщин-шинигами... Но ТАКОЕ она видела впервые. Мыслей, как вести себя дальше, не было. Арранкар тем временем заинтересовался обувью девушки и пытался развязать шнурки ее сандалий.
- Что ты делаешь?! - не выдержала фукутайчо, срываясь на крик.
Арранкар как будто ее не замечал. Лейтенант попятилась, арранкар не отставал. Нанао дернула ногой, пытаясь скинуть не в меру любопытного гостя. Гость из Уэко Мундо вцепился в сандалий еще сильнее. Исе попыталась отодрать его руками от злополучной обуви. У ограждений начала собираться толпа.
- Уже следующий поединок?
- Нет... В программке другие участники заявлены.
- А что тогда они там делают?
- Может изменился состав?
- А эта Орихиме популярна...
- Нанао-ча~ан! - к толпе присоединился Кёраку. - Ты тоже решила поучаствовать? Я от тебя такого не ожидал!
- Нет! - прокричала Нанао, - Оттащите от меня это!
- Вмешиваться в поединки запрещено... - рядом с Кёраку нарисовался Ичимару.
- Да нет никакого поединка! - Нанао начала терять остатки самообладания. - Ичимару-сан, заберите вашего подопыт... Подопечного!
- В битве за любовь нужно стоять до конца и не просить пощады, - у ограждений появилась худенькая фигурка Сой Фонг.
- Нанао, чем ты там занимаешься? - Президент Ассоциации женщин-шинигами свесилась с плеча своего капитана. - Ничего доверить нельзя!
Что-о?! - не стерпела Нанао.
С противоположной стороны от ограждений отделилась белая фигура, быстро перешла поле и встала за спиной арранкара.
- Вандервайс.
- А-а-а?.. - арранкар отвлекся от обуви Исе.
- Идем. Купим вкусные пирожки, - Тоусен взял арранкара за руку и увел с поля.
"И это та армия, которая по мнению Айзена захватит Сейретей?"- Бровь Нанао нервно дергалась.
Толпа начала расходиться. К многострадальной Нанао подошел Бьякуя и что-то сказал. Она только горестно вздохнула - ну вот, еще одна проблема. Нанао покивала и что-то ответила. Бьякуя слегка улыбнулся. Что-то сезон на улыбки пошел - Ичимару траву приволок, что ли?
- Та-ак, у нас тут намечается свадьба! - легок на помине, змея белая! - Надеюсь, все приглашены?
- Ааа! Свадьба? Где? С кем? У кого? Почему мне об этом неизвестно ?- мужик в панаме, тоже легок на помине. Кроме праздного любопытства здесь был замешан личный коммерческий интерес - кто ж еще поставкой продуктов заниматься будет, кроме как бывший капитан двенадцатого отряда.
Бьякуя под таким напором не выдержал и слегка покраснел - чуть-чуть, малость самую, не видно почти - то ли от смущения, то ли от злости. Ичимару с Урахарой продолжали напирать, как ни в чем не бывало, видимо, пытаясь выбить из Кучики еще какую-нибудь эмоцию, заснять на видео и продавать поклонницам.

Бьякуя, Нанао, Урахара и Ичимару сидели под большим тентом за столом. Куросаки старший разлегся радом на лавочке.
- Значит, у нас 2 дня на подготовку, - подытожила Нанао, - все поняли свои обязанности?
- Обязанности? - переспросил Ишшин. Кучики молча закатил глаза.
- Повторяю ЕЩЕ раз, - начала терять спокойствие Исе. Теперь понятно в кого пошел Ичиго. Явно не в мать, - Я занимаюсь администрацией, Кучики-тайчо - списком гостей.
Бьякуя кивнул.
- Я поставкой еды! - встрял Урахара.
- Да, - Нанао поправила очки, - Тамадой будет Ичимару-сан. Так ведь?
- Да-да... Что-нибудь придумаем, - отозвался беглый капитан, подперев голову ладонью, - Танец маленьких арранкар, например. Вандервайс хорошо его исполняет, хотя по нему не скажешь...
- Не надо Вандервайса!
Все удивленно посмотрели на Исе.
- Так. Ладно. Проехали, - Нанао в очередной раз коснулась очков, - Раз всем все ясно, можем расходиться.
- Э? Как расходиться? А как же я? - начал проявлять инициативу Куросаки-старший.
- Вам нужно ничего не делать. Ни-че-го, - отчеканила вице-президент Ассоциации женщин-шинигами.
- То есть вам нужно просто не мешать нам, - улыбнулся еще шире Ичимару.
- Если такое возможно, конечно, - тихо пробурчал Урахара и прикрылся веером.
Кучики-тайчо лишь грустно вздохнул.
Все разбрелись по делам, оставив Ишшина одного под тентом.
Дядю Васю известие о предстоящей свадьбе среди приезжих, мягко говоря, не обрадовало. Ладно хоть, что ему об этом сообщила (судя по ее тону - поставила в известность, остальное ей по барабану, тамбурину и литаврам) симпатичная, только немного строгая, девушка в очках. Если б тот беловолосый, которого дед окрестил змеем, сказал о празднике, уй страшно...
И где они все проводить будут? На поляне, что ль? По обрядам, поди, по ихним...Тьфу, басурмане. О, что-то им от него надобно. Дядя Вася горячо заспорил с мужиком в полосатой панаме о количестве самогона. Нет, он вполне мог наварить зелья на целую армию, но его смущал тот факт, что на японских свадьбах танцев не бывает, а про мордобой и говорить нечего. "Змей" притащившийся за компанию, удовлетворенно записывал новые для себя виды свадебных развлечений в блокнотик. Вандервайс пускал слюни на Хитсугаю. Хитсугая обиделся и пообещал больше не разговаривать в Вандервайсом. Вандервайс не обиделся: от тупо не понял, чего от него хочет Хитсугая. Урахара указывал на них двоих как на причину выдать дополнительный самогон. Матсумото с каваем в глазах и сакэ в желудке с умилением наблюдала за всем, что тут творится. Спор о количестве самогона продолжался...

Глава 19. Миренатели Зил раскрылась
читать дальше

Глава 20. Нашествие
читать дальше

Глава 21. Отлов
читать дальше

@темы: Bleach, турнир, фанфик

13:21 

Турнир Часть шестая

Глава 22. Viva, Комментатор!
«Дамы и господа, с вами снова Суватари О-Рен, прямо с места событий. Сегодня уже шестой день турнира, но, как всем известно, боев прошло всего четыре. А всему виной отвратительная местная погода. Дождь идет практически не прекращаясь, и поединщики, так же как и наши зрители, начинают терять терпение. Представитель местного населения, он же дядя Вася (такой милый мужчина, обаятельный, веселый, песни поет…закачаешься, и не сколько от песен, сколько от градуса этого его обаяния, а им у него целый амбар заставлен) уверяет, что такие ливни идут здесь каждую осень и продлятся не больше четырех дней. Будем надеяться. Тем более, что весь лагерь буквально бурлит от потрясающих новостей. Уважаемые семьи Кучики и Куросаки решили породниться!! Поистине ошеломляющее событие!! Нет, конечно, все к тому и шло…но, как вы знаете, Куросаки-младшему всего 15 лет, а ранние браки не отличаются особенной прочностью. Впрочем, возраст Кучики-младшей вполне может возместить этот недостаток. Старшее поколение обеих семей уже занимается подготовкой к намечающейся свадьбе (ой, тамадой будет Ичимару-сан, я чуть не умерла со смеху, когда услышала), тогда как младшее пытается свыкнуться с идеей предстоящего брака. Да-да, как рассказывают очевидцы, Ичиго и Рукия были ошеломлены тем, как быстро сговорились между собой их дорогие родственнички. Кхм, я вообще-то считаю, что брак по договоренности родителей в наше современное время – просто нонсенс. Но…учитывая некоторую нерешительность Куросаки-куна в вопросах любви…В общем, кричать горько будем долго и часто!!! Тем более, что последний прошедший бой стал для молодой пары очередным испытанием. Поединок Бьякуя\Ишшин обещал быть весьма горячим. И главы семейств не разочаровали своих зрителей. Это было воистину фантастично!! Какой накал, какие эмоции!! Потоки рейяцу так и лились на трибуны, захлестывая даже нашу комментаторскую рубку. Бой длился достаточно долго, пока наконец в ход не пошли кулаки. Ох, девочки, когда два красавца-мужчины дерутся ради женщины (женщину выбрали неудачно, факт, но что с них мужиков взять, вечно клюют на экстерьер), поигрывая мускулами, расточая вокруг себя волны силы и мужественности…Ммммм, Бьякуя-сама, я ваша навеки, делайте со мной что хотите!!! А потом отправьте меня на личный осмотр к Куросаки-старшему!! Кхм, простите, задумалась. В общем, в результате небольшой потасовки и пары разбитых носов, с небольшим преимуществом победил Кучики Бьякуя. Поздравляем его с победой. И плачем, рыдаем, заливаясь горючими слезами, по любимцу женщин, красавцу и бесшабашному сорвиголове Абараю Ренджи. Он продул!!!!!!!! И кому??!!! Этому зеленоглазому эмо, этому дырчатому арранкару, этому заносчивому пацану!! …Эээ.…Улькиорра-сама, если вы меня сейчас слышите, то знайте you are the best!! А то, что я сейчас сказала, было произнесено под гнусным давлением нашего редактора. Он у нас арранкарофоб. Ну да не суть! А тем временем, в лагере объявились достаточно странные личности. Нет, мы конечно рады гостям, но уж больно они странные. Во-первых, группка совсем юных подростков, все как один с какими-то необычными железными полосками на головах, на манер обруча. Но, судя по всему, дети быстро подружились с Президентом Ассоциации Женщин-шинигами и отправились есть рамен кто к Тессаю-доно, а кто к Инуэ-тян (бедные малютки). Во-вторых, компания разноцветноволосых немцев. Ведут себя отчужденно, ни с кем не общаются и выглядят достаточно агрессивно, хотя и симпатично. Но не волнуйтесь, дамы и господа, Зараки Кенпачи уже выясняет обстановку. Далее, еще одна группа блондинистых и весьма соблазнительных парней. За ними уже ходил целый табун разгоряченных поклонниц, пока ситуацию под контроль не взял Кисуке-сан. И вовремя. Самый шикарный из них (с такими длинными пепельными волосами, зелеными глазами, шикарным телом, обаятельной улыбкой, хрипловатым голосом и очень легко запоминающимся телефоном) был так неотразим, что еще чуть-чуть и девушки бы просто разорвали его на лоскуточки. А так как девушек много, а Сефирот-сама (правда, божественное имя?) один, то если бы Кисуке-сан не успел, пришлось бы открывать второй турнир…»
В комментаторскую, пыхтя как жутко разозленный паровоз, ввалился редактор Татсуми-сан и гневно воззрился на смуглую девушку с короткими темными взъерошенными волосами и кучей длинных серебряных цепочек, свисающих с нещадно проколотого правого уха.
- О-Рен-тян, ты что, с ума сошла??!! Ты что болтаешь??!!! Да еще в прямом эфире!! Ты меня в могилу вгонишь!!!
- А что такое, Татсуми-сан?? – невинно поинтересовалась девушка, прикрывая рукой микрофон.
- Хватит язвить по поводу Инуэ-сан, поняла?!! Не ровен час, дирекция узнает!! И хватит твоих эротических фантазий в эфире!! Еще раз услышу – уволю!!! А поводу твоей подставы… Улькиорре-саме ЛИЧНО принесешь извинения!!!
- Но за что???
- За твой болтливый язык!!!
Громко хлопнув дверью, разбушевавшийся редактор удалился. Но его отчетливый многоэтажный мат еще долго раздавался в длинных коридорах медийного отдела.
«Уфф…кажется, пронесло!!! Только что, дамы и господа, ваша покорная слуга была подвергнута жестким репрессиям со стороны начальства. А что поделаешь?!! Свобода слова дорого стоит!! Но не будем отчаиваться!! С вами была Суватари О-рен. До скорых встреч на нашей волне!»

Глава 23. Незаметные бои
Два следующих боя были затмены происходящими событиями и прошли почти незаметно. Бой Кейго и Шухея вообще особого интереса не вызвал. Там итак все понятно. А Комамура отказался, говорит, мокрая шерсть его не вдохновляет. Так что оставалось ждать последнего боя – Хитсугайи и Рюукена. Вот он обещал быть зрелищным и красивым.
На бой Шухея пришли в основном посмотреть, как похмелье влияет на боевые качества. Ну, и повеселиться. И не зря, в общем-то. Шансов у Кейго не было. Даже против пьяного Шухея, а уж против похмельного… Хисаги недолго думая, сгреб Кейго за шкирку, как кутенка, и вышвырнул за пределы арены. Тот громко заскулил, но пополз обратно. Его опять швырнули. После пятого раза зрители уже даже не смеялись. Они делали ставки на дальность и высоту полета, громкость скуления и так далее. А Шухею это уже надоело, и он улегся прямо на арене, спать. Кейго обнаглел. Совсем. И пнул противника в бок. Это Хисаги не понравилось. Он подхватил воющего Кейго под мышку и направился вместе с ним к столу, где стояла выпивка. Потом, не выпуская парня, налил в две плошки саке, одну выхлебал сам, а другую предложил Кейго. Тот сначала отнекивался, а потом втянулся. То есть, втянул. Пить парень не умел… Так что обвис он, как белье на веревке, и признаков жизни не подавал. Ну что ж, победу Хисаги засчитали, пусть и немного нетрадиционным оружием.
А Комамура сбежал. Позорно. Но как говорят, обещал Тацки писать и вообще. Роман? Кто знает…

Глава 24. Космические паразиты

читать дальше

Глава 25. Хитсугайя – Рюукен

Хитсугайя был мрачен. Как всегда. Вся эта перепутанная реяцу его раздражала. Он молча вышел на арену, не глядя на противника. Рюукен лишь мельком взглянул на соперника, и то еще до выхода. Мальчишка, умен не по годам, конечно, но мальчишка...На арену Ишида-старший вышел плавно, воплощая в каждом шаге гордость Квинси. Хитсугайя не двинулся с места. Просто наблюдал за противником. Рюукен тоже медлил, тщательно рассчитывая каждое движение. В его руке материализовался лук, но квинси не спешил пускать его в дело. Хитсугайя все больше раздражался. Нападать на опытного квинси с простым мечом бессмысленно - он слишком силен.
- Поднимись в ледяные небеса, Хьеринмару! - спокойно произнес он и над ареной распахнул пасть огромный ледяной дракон.
Красиво работает мальчик, что сказать...Только что значит на деле такая красота. Рюукен легонько коснулся Цэель Шнайдеров, закрепленных на поясе. Возможно, они скоро ему понадобятся. Но сейчас время опробовать силы: несколько стрел сорвалось с тетивы, немного, так, проверить защиту. Воздух взвизгнул, распоротый. Но шинигами не стал отбивать их, он предпочел прыгнуть вверх и вперед, пропуская их под собой и приземляясь на плечи квинси, пытаясь заморозить противнику голову и одновременно спрыгивая и оказываясь позади лучника. Волосы квинси покрылись легким инеем, почти незаметным на его седых волосах. Но это ему не мешало. Рюукен отклонился, стараясь избежать столь дерзкого наскока. Но его лук не дремал, и в еще летящего Хитсугайю полетела туча стрел. Не успевшему толком развернуться Тоуширо оцарапало плечо и бок. Шинигами огрызнулся тучей мелких брызг-градин, создающих завесу, и под ее прикрытием метнулся в сторону, тогда как дракон попытался захлопнуть челюсти на Рюукене. Тот отскочил в сторону, используя хиренькьяку, конечно. Мальчишка, разве он не знает о превосходной чувствительности квинси к любым изменениям реяцу... Ишида-старший еще раз "скакнул", теперь оказываясь прямо перед лицом шинигами. Посмотрим, уйдешь ли ты от моей завесы, из стрел. Из-за слишком резкого передвижения, Хьеринмару промахнулся, а Хитсугайя не успел затормозить при виде внезапно возникшего перед ним противника и врезался ему в живот головой. Но быстро очухался и снова ударил в живот головой, впервые радуясь своему росту. Рюукен охнул, получив первый, но вовремя собрался и попытался уйти от второго, добавив противнику стрелой в бок. Нетрадиционное для Хитсугайи оружие было действенным. Удар получился весьма весомым. Правильно он всегда Матсумото говорил - головой работать надо! Ему понравилась такая дистанция. И даже выпущенная в упор, но из неудобного положения, стрела пролетела мимо. Хьеринмару в это время напал сзади на несколько дезориентированного квинси.
Внешне Рюукен оставался спокоен, но винтики в голове крутились с утроенной силой. Нужно было что-то предпринимать и быстро. А пока голова думала, правая рука выхватила из-за пояса припасенный Цэель Шнайдер и вонзила дракону в пасть. Дракон поперхнулся, но продолжал давить. Рука квинси начала покрываться льдом от дыхания. А Хитсугайя воспользовался моментом и сделал то, чего не делал никогда со времен руконгайского детства, недалекого, впрочем - попытался содрать с пояса оставшиеся Цэель. Ну как есть - мальчишка, да еще с криминальным прошлым. Отогнав от себя крамольную мысль оттаскать противника за ухо (было бы, мягко говоря, неуважительно), Рюукен рывком схватил противника за запястье, второй рукой бросая в дракона давно заготовленный Хайзен. Дракон взвыл и замотал башкой, а его хозяин вывернул тонкую руку и, обхватив Рюукена за шею, отскочил назад, увлекая квинси под его же заклинание. Зрители скабрезно захихикали, глядя, как парочка на арене обжимается. А Хитсугайя на этом не остановился - он изогнулся и пнул противника в живот обеими ногами, отцепляясь от шеи и используя пинок в качестве толчка для себя. Перекувыркнувшись, он приземлился в паре метров от Рюукена, бросая Хьеринмару между ними и одновременно примораживая всю воду вокруг оппонента. Рюукен "скакнул" за пределы опасной зоны, пока мороз не сковал его передвижения. Лед со звоном раскололся, падая с его ног. А на арене становилось все холоднее и холоднее, зрители согревались, чем могли. "Чем могли" поставлялось самогонным аппаратом дяди Васи в невообразимых количествах. Рюкен снова взялся за лук, на этот раз вытворяя с ним нечто невообразимое: он закружился на месте буквально превращаясь в вихрь, сыплющий стрелами. Хитсугайя на этот раз остался на месте, лишь укрепив ледяную стену перед собой, но не успел - несколько стрел опять прошлись по нему, оставляя неглубокие, но весьма раздражающие царапины. Шинигами мотнул головой и двинул Хьеринмару вперед, рассчитывая если не заморозить противника, то хотя бы отвлечь. А сам в это время скользнул под ледяным массивом вперед и немного вбок, рассчитывая пройти квинси за спину. Или не за спину. Короче, в противоположную от Хьеринмару строну. Рюкен остановил вращение, кожей ощущая надвигающийся холод. Еще немного и его лишат возможности свободно передвигаться по арене, а, надо думать, у капитана в запасе был и банкай. Стиснув зубы, которые уже начинали постукивать от мороза, квинси откатился в сторону и полоснул мечом-стрелой по ногам приближающегося противника. Хитсугайя подпрыгнул вверх, не столько увидев, сколько "обжегшись" стрелой. Но сориентировался, и, уцепившись за гребень дракона - ой, ему потом выговор от этого самого дракона бы-ыл! - буквально вознесся над противником, тогда так дракон хвостом ударил по квинси, а шинигами соскочил с "лошадки" и перекатился по мерзлой земле. Потом, не вставая, из упора лежа кинулся к Рюукену, стремясь как можно сильнее сократить дистанцию между ними. Квинси же всячески старался не допустить этого, используя Хиренькьяку на полную катушку, так что в глазах зрителей Хитсугайя сражался не с очень гордым квинси, а с почти невидимым фантомом. Во время беспорядочного мелькания Рюукен вонзил в землю один из Шнайдеров. Хитсугайя использовал шунпо, тоже на полную катушку, а поскольку он легче, то и немного быстрее, и во время очередного скачка банально запнулся о палочку, выворачивая ее из земли. Правда, и сам упал. Зрители нервно и пьяно заржали, но тут же заткнулись, ибо Хитсугайя опять же из упора лежа, перекатился поперек траектории квинси. Рюукен в свою очередь не преминул запнуться о Хитсугаю, пребольно пнув его в процессе падения по ребрам. Внутренне ругая предков за то, что для "пентаграммки" требуется воткнуть в землю аж пять Шнайдеров (не могли символ попроще взять?!), Рюукен попытался обездвижить противника, используя заклинание Гритз. Хитсугайя выругался вслух, тихо, но весьма отчетливо. И нецензурно. Совсем. Дракон пообещал себе как следует поговорить с мальчишкой на эту тему. Но это потом. А сейчас он кинулся этого самого мальчишку защищать, обернувшись вокруг него. Две сущности столкнулись, прорываясь друг сквозь друга, но своего квинси добился - противник стоял на месте. Пока. Но он явно собирался трепыхаться. Ну и пусть себе трепыхается. Времени должно хватить. Рюукен четкими отработанными движениями расстрелял Шнайдеры так, что они образовали вершины правильного пятиугольника.
Хитсугайя понял, к чему дело идет, и напряг силы
- Daiguren Hyourinmaru! - крикнул он, и потоки силы вырвались на свободу, сшибая все вокруг источника, то бишь, Хитсугайи. Два Шнайдера были снесены этим выбросом и укатились куда-то к зрителям. А Обросший льдом и крыльями шинигами с совершенно несоответствующей ледяному обрамлению яростью смотрел на квинси. Он взмыл вверх, накрывая льдом всю арену. Дело пахло керосином, и если не керосином, то точно самогонкой дяди Васи. Хорошо хоть три клинка еще устояли. Дожидаться замерзания арены Рюукен не стал - выпрыгнул вверх, цепляясь за частички реяцу в воздухе. Бой перешел на второй ярус. Хитсугайя намертво вморозил Шнайдеры в землю, и повел ледяную волну вверх. Здесь он уже не был ограничен пространством арены. Рюкен все еще старался сохранять невозмутимость. Но кого там: даже на его лице проступила злость. На ледяную волну обрушился не ливень - шквал стрел, как бы невзначай зажимающих Тоуширо в кольцо. Хитсугайя оскалился, и рванул вниз, расщепляя только что сотворенный лед и заставляя его расплескаться во все стороны, сталкиваясь со стрелами. Пока они уравновешивали друг друга, но шинигами решил пойти дальше - он закрутил лед воронкой вокруг Рюукена, сбивая ему прицел и уже выпущенные стрелы. Лед все уплотнялся вокруг, норовя захлопнуться. Причем воронка эта была направлена острым концом в небо, играя роль дымоотвода, увлекая стрелы вверх, а квинси соответственно - вниз. Рюукен огрызнулся, хорошо хоть сын не видит, а то имидж будет безвозвратно порушен. Воронка утягивала вниз, а падать очень не хотелось...Выхватив из-за пазухи последний Шнайдер Рюкен выстрелил прямо в Хитсугаю. Тоуширо увернулся. С трудом, но все же. И едва не потерял контроль над воронкой. До земли уже было недалеко, так что Рюукену было не очень жестко падать, хотя лед и есть лед. Хитсугайя напоследок обрушил на квинси всю воронку, вымещая злость. И тут же получил ментальный подзатыльник от меча. И долгую нудную воспитательную проповедь. Зрители наконец выдохнули. И глотнули. Холодно же!
Лежащий на льду Рюкен устало отметил, что глотнуть бы тоже не мешало. Но и без этого у него хватило сил встать на ноги. Квинси выглядел теперь уже далеко не таким надменным, но гордость сохранил до последнего. Рюкен отвесил противнику церемониальный поклон, признавая свое поражение. Хитсугайя ответил тем же. При этом лицо у него принимало все более страдальческий вид - меч перешел на тяжелую артиллерию, то бишь на любимую бабушку Тоуширо. Рюкен понимающе улыбнулся. (От Ишшина про поведение занпакто наслышан.) При этом половина зрителей выпала на лед, вторая половина спешно вправляла челюсти. Хитсугайя развернулся, уворачиваясь от Орихиме, предложившей помощь. Добрая девочка только вздохнула, помянув гонор некоторых не очень хорошим словом, а затем подошла к квинси. Тот тоже был не в восторге. Вот ведь некоторые… Ну и ладно. Пусть делают, как хотят… Гордецы!


Глава 26. Великий поход за книгой. Часть первая
читать дальше

Глава 27. Признание статуи
Орихиме устало кинула в костер веточку. Все-таки накормить такую ораву в одиночку, это слишком сложно. А они еще и носы воротят, а потом только едят. Как же ей это все надоело. И ей было страшно. После помолвки Ичиго и Рукии она вдруг поняла, что это все уже давно не шутки. И она обречена на одного из них. Вряд ли Тацки сможет пробиться. Вряд ли. Она не умеет играть в го… А кто умеет? Кучики-сан. Он же аристократ. Исида-кун, наверное. Про остальных она ничего не знала. А потом что? Орихиме поежилась.
- Тебе холодно? – раздалось от, гм, двери.
Девушка резко обернулась и вздрогнула от пронзительного взгляда зеленых глаз.
- Уль… Улькиорра-сан? Н-нет, не холодно, просто…
- А вот теперь ты боишься. Тебя едва ли смогут спасти друзья, так? Ты всегда надеешься только на них? – арранкар подошел ближе.
Орихиме вжалась в стену. Он вселял в нее страх. Даже не страх, ужас - дикий, животный. Неподвижное лицо, холодные глаза, расслабленно-грациозная походка.
- Ты надеешься только на своего рыжего, который ни в грош тебя не ставит. Ты не нужна ему.
Девушка дернулась, замахиваясь. Пощечины хорошо на него действуют, эффективно. Улькиорра перехватил ее руку и вгляделся в ее лицо.
- Ты нужна другим. Не цепляйся за того, кто не оценит, - арранкар отпустил руку девушки. – Посмотри и на других. Вот он сейчас женится. Или его женят, неважно. И что потом?
Орихиме побледнела и отвернулась.
- А потом ты останешься в одиночестве. Или все же с кем-то?
- Прекрати! Не надо!
- Хватит страдать по нему.
- Как ты можешь…
- Я – могу.
Улькиорра протянул руку к ней.
- Нет!
- Хорошо. Жаль.
- Ты…
- Я знаю свою цель. И я знаю, что я должен сделать.
- Да ты все о своем Айзене думаешь. Он же меня отпустил… - Орихиме не выдержала и тихонько всхлипнула.
- Думаю. Но в другом плане. Я не допустил его до участия в турнире, и впредь не допущу.
- Ты?!
- Я. Политика для него важнее.
Улькиорра еще раз протянул руку к девушке. Та вжалась в стену еще плотнее.
- Не бойся. Я никому не позволю коснуться тебя, обидеть тебя.
Арранкар осторожно обхватил девушку за талию, отлепляя от стены. Она слабо трепыхнулась, но смирилась. Он был теплым, даже горячим. И это резко контрастировало с холодной белизной кожи. Только теперь, когда он был так близко, Орихиме разглядела бушующий омут в глазах всегда невозмутимого Кварта Эспада. «И как его Айзен не боится, - внезапно подумала девушка. – Он же на все способен». А арранкар не терял времени даром. Он осторожно, чтобы не вспугнуть, положил на ее талию и вторую руку, притягивая еще ближе. Девушка испуганно вздохнула.
- Не бойся. Ничего и никого.
- Кроме тебя.
- Меня тоже не бойся. Я не трону тебя, - подтягивая ее поближе к себе.
- Отпусти меня!
- Как хочешь, - Улькиорра убрал руки. – Просто знай.
Орихиме отступила на шаг. Улькиорра развернулся и вышел, оставив ее одну. Думать. Как и тогда. Но теперь ее ничего не ограничивает, ничего. Правда ведь?

Улькиорра слегка дернул рогом. Это уже было несмешно. Она слишком привязана к рыжему недошинигами. Даже обидно – если бы он оказался первым… Что?
- Укиорра-ку~ун? – мяукнуло за ухом. Ну вот. Придется объяснять, а как? Он знал, на что идет, но начинать с сенсея не хотелось. Впрочем, какая теперь разница?
- Да, Ичимару-сенсей?
- Ой, оставь уже это, какой я тебе учитель? Давай-ка, пройдемся.
Они пошли вдоль кромки леса, спугивая народ. А как иначе? Когда они идут вдвоем, нервы не выдерживают практически у всех.
- Ита-ак, ты твердо намерен добиться Орихиме, - скорее утвердительно начал Ичимару. – Так?
- Да, - ну, скорее же.
- Уверен?
- Да, - нетерпеливо. – Уверен. Что-то еще?
- Ну какой же ты злой! А дальше что?
- А дальше я уйду. И вы это знаете.
Ичимару вздохнул. Этого он и боялся. Но мальчик явно уперся, не сдвинешь. Как все нехорошо вышло с этим турниром…
- Уйдешь? Совсем, или только из Эспады?
Орихиме тихо ахнула и закусила запястье. Она и сама не знала, зачем пошла за Улькиоррой. Он завораживал ее, и теперь девушка не могла разобраться в себе. Эта уверенность, эта сила – они не были похожи на уверенность и силу Ичиго, но арранкар был надежен. Ичиго мог в любой момент сорваться с места и побежать навстречу подвигам, а этот… Этот собирался уйти из Эспады. Из-за нее, Орихиме. Она и не знала, что эта рептилия способна на такое.
- Уйдешь?
- Уйду. Совсем. Я не хочу подвергать ее опасности.
Ну вот опять. Они все пытаются защитить ее, не допустить до дела, а она хочет помочь!
- Ты уже решил. И тебя уже не остановить. Это ты подстроил все это? – Ичимару приоткрыл глаз.
- Что именно?
- Турнир.
- Нет. Я бы поступил проще. Но Айзена сюда не пустил я. Да.
- Мой ученик… - улыбка Гина стала напряженной. – Оу, покидаю вас… - И Ичимару исчез в неизвестном направлении.
Улькиорра медленно повернулся к Орихиме. Та не знала, куда деваться. А он все приближался. И бежать не хотелось… Да, она боялась, но уже не так, не того… Она боялась за него, за его жизнь. Жизнь, которой он так легко…
- Ты все слышала, женщина. Ты знаешь.
- Д-да. Не надо! Не надо этого делать!
- Ты хочешь меня переубедить? Зачем?
- Я… не хочу…
- Я знаю. Но я не предоставлю тебе выбора. Смирись со своей судьбой. Ты моя.
- Я не про это! Ты слишком рискуешь…
- Это не должно тебя волновать, - Улькиорра наклонил голову. - Ты беспокоишься даже о врагах, но не позволяешь заботиться о себе. Странно. Или я вдруг стал для тебя другом?
- Нет! То есть… Я не хочу, чтобы ты погиб! – Орихиме испуганно замолчала, осознав, ЧТО она сказала. А он? Он… улыбается? Или это гримаса отвращения? Ничего по нему не поймешь. Тайна. А ведь уйдет. Оставит своего учителя, оставит своего бога ради – нее, Орихиме. Девушка вдруг осознала, что он опять держит ее.
- Пусти…
- Нет. Я не собираюсь скрываться долго. Пока обо всем знаете только ты и Ичимару. И мне бы хотелось, чтобы так и оставалось.
- Хорошо. Только… отпусти меня. Я…
- Ты боишься. Ты всего боишься. Зря. Иди.
Он провожал ее глазами. Одинокий и сильный. Он знал себе цену и знал, чем готов пожертвовать. Это пугало. Но и привлекало тоже. Орихиме уже не знала, что ей делать. Образ Куросаки-куна мерк, рыжие волосы темнели, а глаза любимого стали зелеными. Орихиме решила никому ничего не говорить. Все равно Улькиорру не остановит уже ничего.

Гин помотал головой и взъерошил волосы. Свои. Ученичок ему достался, конечно... Весь в него, что уж тут! Характер, правда, Бьякуин, но это не такой уж большой недостаток. И вообще, пора уже своей жизнью заняться, а то раз уж даже Уля-кун за девочками ухлестывать начал...
Гин оглянулсяв поисках Матсумото. Та обнаружилась блуждающая в трех соснах, да еще и что-то им втолковывающая. Ран-тян? Ну куда же ты в таком состоянии. Ичимару осторожно направил ее к камешку, усадил и обнял. Она затихла, прижавшись к его груди.
- Гин? Это ты? - тихонько шепнула она.
- Я. Сиди, - шепнул ей экс-капитан, обнимая ее крепче.
Она потерлась о его плечо и мурлыкнула. Ей было хорошо и тепло с ним. И только с ним, с нахальным, бледным и странным. И она знала, что это взаимно.
- Ты скоро уйдешь, я знаю. И уже не вернешься. Но...
- Я буду с тобой. Только не плачь, Ран-тян! Ну не надо. Все устроится. Мы будем живы, и все устроится. Веришь?
- Нет, Гин... Не верю. Но буду ждать... Поцелуй меня.
- Как скажешь.
Солнце мягко окутывало целующуюся парочку. Мягко и бережно, как будто узнавая. Они были луной и солнцем, золотом и серебром. Изящным туманом, прихотливо свивающимся в тонкие нити связи. Они были парой, и они останутся парой. И их любовь была естественна и проста. И никакие внешние катаклизмы не могли поколебать ее, никакие. Эта пара решала сама за себя.

@темы: турнир, Bleach, фанфик

15:36 

Источник Нави))

Глюкнуло меня... Навы - не бейте!

@темы: Источник, Навь, Тайный город

08:15 

Так, традиционно...
За тридевять земель, за порталы и коридоры, населенные чудищами страшными, лежит страна чуднАя - Уэко Мундо. Песок там, да сталь холодная, и бродят там звери дивные да твари опасные. В масках все, с дырой в теле, когтистые да зубастые. Есть там и люди - арранкары зовутся. Сломали они маску свою, обрели силу немеряную. Но пришел тут чародей мертвый - Айзен-сама, подчинил он их себе, пообещал горы золотые да душ сколько влезет, и покорились ему арранкары гордые, а с ними и другие твари, там обитавшие. Построил чародей дворец огромный, поселился с другами своими - Тоусеном-мавром да Ичимару-альбиносом - и с арранкарами сильнейшими да умнейшими. И начал мир тот изменяться...


@темы: Bleach, Уэко Мундо, арранкары

08:28 

Турнир Главы 28-30

Это результат флуда... Потом уйдет под кат, но скоро напишу уже по теме.

Глава 28. Комиссар его темного величества.
Над ареной закружился вихрь черного портала.
мгновение спустя оттуда буквально вывалилась девушка и спокойно вышел мужчина.
девушка запнулась о камень, и в странной позе - попой кверху - приземлилась на землю, мужчина же смахнул несуществующую пылинку со своего светло-молочного костюма, поправил безупречно уложенные черные волосы, и помог даме встать.
дама изволила встать, отряхнулась, высказала все что думает по поводу камней, арен, пыли, и прочей составляющей турниров (преимущественно в нецензурной форме).
уши мужчины начали заостряться, девушка быстро сообразила, что доводить комиссара Темного Двора до белого каления - занятие травмоопасное, поэтому быстро прекратила свою матерную оду.
Мимо них промчалось нечто огненно-рыжее, с выпученными глазами и довольно-таки немалым тесачком. За ним, размахивая немаленькой хворостиной, бежала невысокая девушка с горящими глазами, выкрикивающая что-то требовательное. Парень вяло отбрехивался и все ускорялся. Слева от посетителей раздался полный горя и обреченности вздох.
читать дальше

@темы: Не моё, Моё, Bleach, Фанфик

11:14 

Турнир Свадьба Рукии и Ичиго

флуд


Лагерь замер в предвкушении – такое зрелище пропустить никому не хотелось. Свадьба Кучики и Куросаки обещала стать незабываемой. Тем более в таких, буквально походных, условиях. Бьякуя опять отчебучил, конечно, прорвалась неформальная сущность в очередной раз. Так что пусть не корчит из себя правильного. Но к такому важному событию Кучики-старший приготовился основательно, затретировав Нанао и Урахару – а это великое достижение, надо сказать. А бедный Ичиго уже не знал куда деваться и прятался у Гриммджо. Кошак не протестовал – в глубине души он очень даже сочувствовал недавнему врагу. Правда, это не слишком помогало – Кучики кого угодно достанет, если захочет. Куросаки старший тоже беспокоился – вообще-то по обычаю оплачивать расходы положено родителям жениха… Но Бьякуя только отфыркнулся от этого – его больше интересовало, чтобы жених ничего не натворил и не испортил. Так что теперь Ичиго отбивался от напора Ишшина и Рукии. Голова его пухла от такого количества правил, не связанных с боем.
Для начала требовалось провести обручение. Но здесь его участия не требовалось. Как положено, родители жениха, то бишь Ишшин, преподнес девять ритуальных конвертов с сушеными кальмарами, прикупленными в супермаркете. Это все было благосклонно принято, но воняло-о-о… Ну, это все ладно. И подарки невесте – набор плюшевых кроликов Чаппи. И семье. Вот тут была проблема. Что подарить Бьякуе? Обогреватель? Хорошо бы, но ведь не поймет. Ну и подарили. Горшок с пальмой, спертый кое-кем с площади в городе. Бесплатно же! Их различали только по цвету. Дальтоников не наблюдалось, или в этом просто не признавались? К пальме привязали записку с инструкцией по применению – поставить в офис, поливать, холить и лелеять. К Ренджи тоже такую прилепили, на спину, чтоб не заметил. Без списков родственников решили обойтись – уж как-нибудь Ичиго выучит имя Бьякуи…
Меню составлялось коллективным разумом, а исполнение доверили повару, вызванному Кучики. Тот сперва ужаснулся объемам, потом заскоками Орихиме, а потом привык. Ну правильно, столько заплатили… В помощь ему отрядили Оомаеду (дегустатором) под строгим контролем Сой Фонг. А также Заэля с фрасьоном на подхват. Вся эта компания заперлась в пещерах, выставив фрасьона покрупнее, только дым через дырку проходил. А оформление доверили главным эстетам – Юмичике (Иккаку – довеском), Гриммджо (чтоб занялся хоть чем-то) и Аароньеро – чтоб развешивал гирлянды. Исида был занят любимым делом – шил! Он, Ренджи и Чад обрабатывали жениха, невестой занимались Орихиме, Рангику и Тацки. Молодых развели – читай, загнали – в две пещерки поуютнее и начали издеваться. То бишь, одевать… Рукию уговорили, что несколько платьев – это прекрасно, можно поразить всех. А вот с Ичиго были проблемы. Ну, с ним вообще проблем было много. Через полчаса воплей и угроз Чад не выдержал и вырубил жениха. Тот обвис безвольной тушкой и позволял делать с собой что угодно. В его голове вопил Хичиго и порывался завладеть телом, но Зангетсу прикрыл буквально своим плащом, удерживал как мог, но силы его кончались… И закончились. Тело Куросаки выгнулось и поднялось, глядя на парней желтыми звериными глазами. Исида схватился за лук, Чад занес руку. Хичиго оценил обстановку и решил пока не высовываться – себе дороже. Да и вообще, надо это ему, что ли? Зангетсу, гад, чего цепляешься? Аааааа! И Пустой провалился в глубины сознания хозяина, где был взят в оборот мечом. Ну, это я постесняюсь описывать, сделаю вид, что не зна-аю… Хе-хе!
А девушки развлекались. Прическа невесты, платье, украшения… Концепции менялись ежеминутно, было сломано, порвано и разбито: 15 расчесок, 17 зеркал, 200 лент, 40 заколок и бесчисленное количество других мелочей. Рукия уже тоже не сопротивлялась, только тихо стонала, связанная заклинаниями по самое не могу. И естественно, ничего не успевали. Когда по простынке, исполняющей обязанности двери, они хором пискнули, развили бешеную скорость, наводя последний марафет на лицо невесты, и в последний момент догадались развязать ее. Вошедший Бьякуя критически оценил результаты – невеста мило краснела и отводила глаза. Благосклонно кивнув, он жестом пригласил ее наружу.
Снаружи ее ждал НАРОД. И Ичиго. Ичиго не знал куда деваться, зажатый между Ренджи и Чадом. Но увидев Рукию… Бедный парень, он не привык. Он знал ее только как боевого товарища, друга, но когда она вышла, светлая и несмело улыбающаяся – Куросаки опешил. Впал в ступор. Примерз. Застыл. И челюсть уронил, но челюсть заботливо поддержали.
Молодоженов провели по живому коридору, ударяя по тянущимся потрогать ручонкам некоторых представителей. А у Бьякуи и Ишшина удар был хорошо поставлен. В общем, некоторые потом держали стопки одной рукой. Пройдя через это препятствие, молодые подошли к жрецу и жрице. Их тоже вызвали из СС, Бьякуя категорически не соглашался на замену – в виде Халибелл и Тетсузаемона… Жрец был в некотором подпитии – дядя Вася постарался. А молоденькая жрица явно развлекалась и весело смотрела на все это безобразие. Периодически подпинывая жреца, чтоб не засыпал. Эту пару с легкой руки все того же дяди Васи прозвали Дедом Морозом и Снегурочкой. Дед Мороз ставился слезящимися красными глазами на жениха и начал бубнить положенные слова и совершать нужные обряды. Снегурочка подмигнула невесте и занялась примерно тем же, но с вкраплениями тычков Деду. В конце концов, часа через полтора, тягомотина закончилась и молодым выдали священное саке, с боем отобранное у Старка Халибелл. Рукия аккуратно отпила из одной и передала ее Ичиго. Тот проснулся и до него минуты через две, наконец, дошло, что надо выпить. А он же непьющий… Но что делать. Отпив по три глотка из каждой чаши, жених с невестой изрядно повеселели. Дед взял жениха за руку и повел обратно по «коридору». Невеста – за ним, пошатываясь.
Их оглушили воплями, порывались подкидывать, молодые не знали уже куда деваться, и тут все позвали на банкет. Невесту перехватили и потащили переодеваться, а жениха под конвоем направили к столам. Невеста пришла через пятнадцать минут – рекорд! Их усадили рядом и понеслась! Да, чинный банкет превратился во всеобщую пьянку – Рангику с Ичимару дуэтом исполняли «Ой, мороз, мороз» и Сейретейскую народную (лейтенатскую). Затем народ хором пел «Черного ворона» под традиционную японскую арфу, а потом… А потом все плюнули на условности кто с Башни Раскаяния, а кто с носа Меноса Гранде, и пошли в пляс. Причем пары, хороводы и музыка подбирались самые разные. Начиная от танго в исполнении Кёраку и Нанао-чан, изрядно принявшей под влиянием окружающей среды, и заканчивая коллективной ламбадой и Кукарачей. Гриммджо, виляющий бедрами в восточном танце тоже был незабываем… После этого народ уже вообще потерял последний тормоза… Стриптиз в исполнении Халибелл (хотя что ей там снимать-то?), фирменное «Я танцую пьяный на столе» Старка и Матсумото в обнимочку, брейк-данс все на том же многострадальном столе…

В общем, молодые до торта не дожили, сбежали раньше. Было уже темно и зябко, новобрачные жались друг к другу все сильнее. Они оба выпили… Она была очень женственна в белом платье, почти невесома в свете луны. Он никогда не думал, что так возможно. Что Рукия, резкая и порой невыносимая… Она села на берегу озера, засмотревшись на воду. Он пристроился рядом. В его голове звучал марш Мендельсона в исполнении двух пьяно-счастливых голосов и похабные советы, но это было так далеко и неважно… Ичиго осторожно коснулся ее руки. Рука слегка дернулась и тонкие пальцы обхватили его запястье.
- Смотри! – Рукия показала на луну. – Смотри.
Луна мягко светила, окутывая их бледным сиянием. Бледным и несмелым, но уже не мертвым. Она как будто тихо улыбалась им, призывая к себе. Они встали, все также рука об руку, и пошли к ней. По воде, ощущая томные переливы под своими ногами. А луна дразнила и убегала, маня в тень и тьму, призывая узнать свои тайны. Они как-то незаметно оказались возле палаток, окутанных серебристой дымкой.
- Пойдем?
- Пойдем…
Он и она были наедине с собой и друг с другом, только сейчас понимая, что они есть…

@темы: Bleach, Ичи\Рук, турнир, фанфик

14:18 

Айзен\Улькиорра

Мой первый опыт в написании НЦы... Прошу пинаться как можно больнее

Улькиорра был любопытен. Ну и что, что не видно? Его интересовало многое, а в особенности – человеческие отношения. Он их просто не понимал. Но именно они правили многими… существами. Шиффер мысленно поморщился, вспомнив Гриммджо. И этой женщиной тоже. Чего она ждет? Странная. Впрочем, это не имело значения. Или имело? Да, имело. Улькиорра не лгал себе. Она была тайной. А эти ее постоянные вздохи по «Куросаки-куну» раздражали. Тоже странное чувство. Казалось бы, ему-то, Улькиорре Шифферу какое дело? А внутри все клокочет, когда она в очередной раз… Ладно, не будем о грустном.
Кварта Эспада неслышно шел по коридору, мягко огибая колонны и притаившихся за одной из них Нойторру с фрасьоном. Фрасьон вяло отбивался, но как-то неубедительно. Хорошо его вымуштровали. Завести себе что-нибудь подобное? Нет. Морока одна, если на Лилинет посмотреть… Но вот что Нойторра опять от него хочет? Ах да, конечно… Снова непонятный аспект жизни. Зачем? Это не функционально и бессмысленно. Тем более, между двумя самцами. Глупость.
Но эта глупость все глубже засела в его правильной голове. Причем настолько сильно, что, похоже, он что-то пропустил… Что?
- Простите, Айзен-сама, я не расслышал…
«Меньше надо думать о постороннем на аудиенции!»
- Улькиорра, - раздался мягкий голос над самым ухом. Арранкар поднял голову и с некоторой оторопью посмотрел в добрые глаза Владыки.
- Да, Айзен-сама? – только сейчас Шиффер осознал, что остальные уже ушли. Как нехорошо…
- Что с тобой? Ты невнимателен.
- Прошу прощения, - арранкар виновато склонил голову. – Я задумался.
- И о чем же? – Владыка обошел собеседника кругом. – Расскажи, мне интересно.
- Владыка…
- Не стесняйся, - голос Владыки буквально сочился вселенской добротой.
«Все. Конец. Придется признаваться».
- Я думал о человеческих взаимоотношениях.
- Да? И что же?
- Я не понимаю. Совсем. Но это не имеет значения…
- Не тебе решать, Улькиорра.
- Прошу прощения.
- Итак, ты прослушал все, что я говорил, из-за того, что не понимаешь чего-то в людях?
«Точно конец… Гриммджо будет счастлив».
- Да, Владыка…
- Ты заслужил наказание. Идем.
«Гм…»

Айзен неторопливо направился из зала куда-то в сторону… своих апартаментов? Улькиорра, послушно шедший за ним, слегка запаниковал даже. Правда, быстро успокоился. Мало ли…
Открыв какую-то дверь, Айзен взглядом выгнал карауливших там девчонок. Те буквально выметнулись наружу, злобно покосившись на Улькиорру. Тот, как и следовало ожидать, не отреагировал. Или не заметил?
- Заходи. Встань туда, - Владыка указал на зеркало от пола до потолка. Зеркало было освещено мягким лунным светом и отбрасывало серебристые блики на пол и стены. Улькиорра послушно встал и посмотрел на себя. Все как обычно, страха не видно. Это хорошо. Айзен прошелся по комнате, чем-то пошуршал и подошел к арранкару, подняв руку. Тот напрягся, ожидая наказания. Но мягкие пальцы осторожно прошлись по плечу Улькиорры от локтя к шее, затем коснулись его груди. Тот замер и повернул голову к Владыке. Но его снова развернули лицом к зеркалу.
«Что… Он? Владыка…»
А Айзен в это время уже потянулся к застежке на шее арранкара, прошелся по ней и потянул вниз. Улькиорра заворожено наблюдал за тем, как обнажается сначала шея, потом грудь и живот. Владыка медленно снял с него верхнюю часть одежды, смакуя открывающийся вид. Затем занялся штанами. Пара прикосновений, и Улькиорра наблюдал себя в первозданном виде.
- Ты боишься… Мой маленький арранкар, - тихонько прошелестело из-за спины. – Повернись. Хорошо. Подними голову.
Прохладные пальцы коснулись его щеки, обводя полосу на ней. Спустились на шею, погладили. Обвели контур дыры в груди, коснулись соска.
- Ложись. Ты хотел понять? Я объясню.
Улькиорра посмотрел на него было, но потом смирился. Он не мог противиться Владыке. Как тот фрасьон…
Айзен властно уложил его на спину и занялся им всерьез. Губы, язык, руки… Улькиорра постепенно начал терять связь с реальностью, чего с ним не случалось еще никогда. И ему было интересно. Странные ощущения. Но приятные. Тело арранкара постепенно расслабилось, обмякло, покорилось. Айзен решил, что уже хватит прелюдий и, быстро раздевшись, раздвинул ноги Улькиорры. Тот только посмотрел на него слегка удивленными глазами, но не сопротивлялся. Послушный мальчик… Тело арранкара содрогнулось и сжалось от неожиданной боли. Маленький. Узкий… Осторожно растянув, Айзен вошел в податливое тело. Улькиорра закусил запястье и дернулся.
- Тихо. Не сопротивляйся.
- Да, Владыка…
Арранкар прикрыл глаза и тяжело задышал, когда мужчина в нем начал двигаться. Это было больно, но он привык к боли. И это было приятно. К такому Улькиорра не привык. А потом он и вовсе перестал думать. Не хотелось. Хотелось ощущения тепла, боли, губ, чужого запаха… И… Улькиорра застонал, кончая. Айзен шумно выдохнул через секунду и поднялся.
Улькиорра лежал на диване, расслабленный и усталый, без своего обычного надменного выражения лица. Тонкий и изящный, но не хрупкий. Владыка провел рукой по бледной коже арранкара. Тот открыл глаза и посмотрел на него. Выжидательно.
«Надо дать тебе время».
- Можешь идти. Обдумай.
- Да, Владыка.
Айзен наблюдал, как Улькиорра одевается, надевает на себя маску безразличия, снова напрягается. И уходит, аккуратно закрыв за собой дверь. Прямой и жесткий. Невозмутимый, как всегда.
Владыка задумчиво улыбнулся, прислушиваясь к удаляющимся шагам. Пусть подумает. Айзен знал толк в управлении. Теперь Улькиорра будет привязан к нему еще и эмоционально. Надо только повторить сеанс еще пару-тройку раз. И Айзен-ками-сама погрузился в приятные размышления…

@темы: Bleach, Айзен, Улькиорра, Фанфик

13:14 

Дачники

Развлекаловка.
Папа с гор приехал, кучу фотографий привез. О том, как они там что-то строили. А клип на тему того, как проводят лето некоторые альпинисты.
ВНИМАНИЕ - группа Ленинград!
ru.youtube.com/watch?v=urGYi_t4PkU

@темы: Клип, Ленинград

07:47 

Энциклопедия

Энциклопедия шинигами - про 6 отряд

Сказ о том, как Бьякуя шутил, о том, как Ренджи просил его подменить и о том, почему Бьякуе не скучно ждать



просмотреть на youtube

Скачать 6.57 Мб

Субтитры





Энциклопедия шинигами - про Комамуру


Сказ о том, как Тетсузаемон уборную искал, о том, какой подарок нужен Комамуре и о том, почему Комамуру не выпускают в мир живых



просмотреть на youtube

Скачать 7.34 Мб





Энциклопедия шинигами - про магазин Урахары


Сказ о том, как Ренджи в магазине Урахары жил



просмотреть на youtube

Скачать 6.17 Мб





Энциклопедия шинигами - про мир живых


Сказ о том, как шинигами в мире живых обитали, а также о душах+ и папашах славных



просмотреть на youtube

Скачать 19.58 Мб



Энциклопедия шинигами - про футбол

Сказ о том, как Кон пошел в футбол играть и что из этого вышло



просмотреть на youtube

Скачать 16.78 Мб



Энциклопедия шинигами - про Кона

Сказ о том, как Кон тело украл, о любви мечтая, и что из этого вышло



просмотреть на youtube

Скачать 13.59 Мб



Энциклопедия шинигами - про 11 отряд

Сказ о жизни 11-го отряда



просмотреть на youtube

Скачать 7.86 Мб



Энциклопедия шинигами - про 10-й отряд

Сказ о том, как уживались в 10-м отряде тайчо и фукутайчо



просмотреть на youtube

Скачать 16.76 Мб



Энциклопедия шинигами - про 4-й отряд

Сказ о том, как Ханатаро и Шиба в магазине работали и о том, как живет 4-й отряд



просмотреть на youtube

Скачать 11.37 Мб

Субтитры



Энциклопедия шинигами - все подряд



просмотреть на youtube

Скачать 25.98 Мб



Про ассоциацию женщин-шинигами и собрание лейтенантов



просмотреть на youtube

Скачать 27.94 Мб



Субтитры



Сказ о том, как дизайн телефона придумывали, и о том, кого боятся мужчины-шинигами




просмотреть на youtube

Скачать2.37 Мб

Субтитры



Энциклопедия арранкаров

Сказ об арранкарах, их силах и иерархии, а так же об Уэко Мундо в исполнении Ичимару Гина



посмотреть на youtube

скачать27.70 Мб





Как будут законченные куски дальше - выложу...

@темы: Энциклопедия, Bleach

10:12 

Столбы

11:10 

Кого и могила не исправит...

Много народу в аниме, и часто похожи они безмерно. А почему? Ну, это вопрос праздный... Но вот кто кем мог бы стать после смерти? я попыталась сопоставить

Фарфарелло (Weiss Kreuz) Кария Джин (Bleach)


Брэд Кроуфорд(Weiss Kreuz) Татсуми (Yami no matsuei)


Виктория Серас(Hellsing) Хинамори Момо(Bleach)


Аояги Рицка(Loveless) Куросаки Хисока(Yami no Matsuei)


Кададж (Final Fantasy) Заэль-Аполло Гранц (Bleach)


Рики(Ai no Kusabi) Гриммджо Джаггерджек (Bleach)


Мураки Казутака (Yami no Matsuei) Айзен Соуске (Bleach)


Шульдих (Weiss kreuz) Ичимару Гин (Bleach)



Фудзимия Ран (Weiss kreuz) Тоусен Канаме (Bleach)


Наоэ Наги (Weiss kreuz) Улькиорра Шиффер (Bleach)


Рауль Ам (Ai no Kusabi) Кучики Бьякуя (Bleach)


Алукард (знаю,что бессмертный, но можно же пофантазировать!) Зараки Кенпачи (Bleach)


Рено (Final Fantasy) Абарай Ренджи (Bleach)

10:17 

Нумерология

Чей-то меня на нумерологию повело))) Итак, Эспада и Нумеросы! Первая тройка - имхо))) И, заодно, отряды...

1 - Старк; Ямамото, сасакибе - беспредельность, непознанность, безграничность, пустотность, истина, чистота, любовь, альфа и омега, полнота, первопричинность, непроявленность, вдох Бога, источник сущего, пространство, осознанность.

2 - Халибел; Сой Фонг, Оомаеда - двойственность, деление, полярность, выбор, сотрудничество, служение, гармония, поддержка, ожидание, дипломатия, терпение, интуиция, приспособляемость, посредничество, сравнение, помощь, подсознание.

3 - Барраган; Ичимару, Кира - троица, единение божественного и человеческого, проявление, экспрессия, подсознание, воображение, созидательность, оптимизм, энтузиазм, выразительность, радость, привлекательность, дружба.

4 - Улькиорра; Унохана, Исане - практичность, терпение, логичность, работоспособность, строительство, твердость, ответственность, приземленность, созидательность.

5 - Нойторра; Айзен, Хинамори - перемены, свобода, исследования, чувственность, периодичность, знание, воображение, игривость.

6 - Гриммджо; Бьякуя, Ренджи - гармония, красота, любовь, брак, семья, ответственность, понимание, приятие, целительство, эмпатия, порядок, удобство, служение. - мдяяяяяя))))

7 - Зоммари; Комамура, Иба - мудрость, изобретательность, стоицизм, созерцательность, мышление, вера, духовность, необычность, совершенство, таинство.

8 - Заэль Аполло; Кёраку, Нанао - достижение, исполнение, сила, успех, душевность, интенсивность, величие.

9 - Аароньеро; Тоусен, Шухей - сострадание, щедрость, любовь, мудрость, артистичность, целительство, всеобъемлемость.

10 - Ямми; Хитсугайя, Матсумото - число успеха, достигнутого после тяжелой борьбы. Чтобы преодолеть указанные препятствия, необходимо оставаться всегда настороже; зависимость от других создаст проблемы. Это число чести, веры и самоуверенности, взлета и падения; имя человека будет известно за его хорошие или злые дела; это удачливое число - в том смысле, что оно говорит об исполнении планов.

11 - Шаолонг; Зараки, Ячиру - миссия, вдохновение, изобретательность, мистицизм, духовность, романтичность, артистичность, энергия, энтузиазм, Божественная любовь.

12 - Урахара, Маюри, Нему - Символика этого числа - страдание, беспокойство ума. Оно также указывает на жертвенность или жертву и обычно предсказывает, что человек будет принесен в жертву ради планов или интриг других. Если вы родились 12 числа, убедитесь в том, что предубеждение и ревность внутри вас притягивает в вашу жизнь несчастье. Вы должны понять, что эти слабости вызваны страхом и жалостью к себе. Может быть, вы увидите, что окружающие вас "враги" - отражение каких-то ваших внутренних проблем. "Если колодец засорен, время очистить его". Поддаваясь своим слабостям и дальше, вы будете создавать себе новые трудности, гораздо неприятнее тех, что вы пытаетесь решить.

13 - Укитаке, Кайен - число практичных, бдительных и надежных людей. Те, кто родились 13 числа, могут легко вникнуть в суть дела; они могут добиться большого успеха в научных исследованиях или в оккультных науках: таких, например, как тантра. Их интерес к религии и философии принесет им также большой успех и сиддхи (силу, которая считается сверхъестественной).

15 - Ильфорт - любовь к роскоши, свободе, вольной жизни, чувственным наслаждениям.


Вердикт - в большинстве случаев совпадает)) Но вот Гримм 0_0

@темы: размышлизмы, Bleach

16:30 

Не исчезай

Не исчезай во мгле ночной
Не исчезай на какие-то полчаса…


Темно. Пустота. Даже немного страшно. Ты ведь умеешь бояться? Умеешь… Теперь, умеешь. Тела нет. Только тихая музыка и смутно понятные слова. Откуда ты знаешь этот язык? Не важно…

Вернешься ты в дом
Через тысячи, тысячи лет


Вернешься… А я – уже нет. Я остаюсь здесь. Ты уйдешь со своим рыцарем, а дракон умрет. Уже умер. Твой рыцарь не смог обуздать своего зверя. Твой рыцарь… Ты боялась его? Да, боялась. Не меньше, чем меня. Или ты боялась за него?

Но пусть горит твоя свеча
Не исчезай из жизни моей


Не исчезай… Но ты уходишь. Дракон лежит, пронзенный мечом рыцаря. А рыцарь не знает, куда ему спрятать глаза от стыда. Он не смог. Не смог тебя защитить, и дракону пришлось сделать это за него. И меч рыцаря сразил дракона.

Не исчезай сгоряча или невзначай
Исчезнут все, только ты не из их числа


Желтый свет пробивается сквозь сомкнутые веки. Спина чувствует холод и твердость. И боль. Но боль уже уходит, и это хорошо. Хорошо быть пустотой. Почему я слышу тебя? Почему ты еще здесь, женщина? Почему твой рыцарь не увел тебя?

Будут все - исключения… Не исчезай…

Теплые капли на руке. Почему ты плачешь, женщина?

@темы: Bleach, Орихиме, Улькиорра

07:27 

мдя, доигралась

попытка написать флешбек.

Шум и свет, резкие, дерганые движения безумного танца, шорох и треск. Небо, голубое и прозрачное, без искринки облаков - Отче наш...
Огонь пылал и плавил прозрачный воздух осени, гул басовых и тонкий посвист флейты - иже еси на небесех...
- Допрыгался, хочешь еще, гайдзин? - темные тени деревьев, марево боли, но страха нет - да святится имя Твое...
Непонятный язык, непонятные люди, безбожники, косоглазые, огнем и мечом, прочь! - да придет царствие Твое...
Дрожащий воздух разрывает крик боли и ярости, крик не человека - животного, не
знающего другого, кроме инстинктов, кроме боли, кроме голода - да будет воля Твоя...
Пустыня и холодная луна - такой контраст с тем пламенем ярости и ужаса, и
голода. Голод, беспощадный, как тот огонь, и столь же смертоносный для
всех - яко на земли и на небеси...
Толпа таких же голодных, сирых и убогих, это ад, нет, чистилище, и здесь можно выжить, и надо
выжить любой ценой, неважно, как, неважно, что выхода нет, только жить,
жить дальше - хлеб наш насущный даждь нам днесь...
Нет разума, почти нет, инстинкт ушел, осталась пустота, даже страха нет,
ничего нет, бездна. Медленно и страшно, но жить, надо жить, еще есть
шанс, не упасть, не скатиться, помнить - и остави нам долги наша...
Тонкое тело скользит между барханов, разыскивая добычу. Охота становится
искусством, пустыня уже давно родная, и уже не помнишь, не знаешь
ничего, только то, что внутри тебя, оно пугает и манит за собой - яко же и мы оставляем должникам нашим...
стая. Может, это решение? Может, стоит подчиниться и пропасть вместе, не
одному - и не введи нас во искушение...
Пантера, гибкая, грациозная и жестокая, прочная шкура вместо шерсти и
белые-белые клыки. И ярость, граничащая с безумием, и свобода во всем,
в жизни и смерти стаи и своей, вожак и повелитель - и избави нас от Лукавого...
Белая громада зовет и нависает, стены как тот песок, другой, которого зовут
Богом, пусть, если он так хочет, мне не нужно ничего, кроме возможности
жить и мыслить - Аминь!

@темы: Bleach

10:58 

Гмэээ... вдохновение пришло.

Ты брошен вниз силой судьбы,
Ты унижен и раздавлен,
Время забыть то, кем ты был,
Но помнить, кем ты стал...
Брошен на дно - где все равно,
За что тебя любила слава.
Подлость огнем ставит клеймо,
Душа твоя пуста...


- Гриммджо. Отойди.
Голос спокоен и бесстрастен. Как всегда. Он раздражает. Секста. Убрать его руку. Да, я знаю, что ты предлагаешь. Странно, что ты обратился именно ко мне. Отчаяние? Нойторра пошел бы с тобой с радостью.
- Гриммджо.
Да, я помню, как тебя зовут. Ищи себе другого партнера для игр. Ты мне надоел. Следовало оставить тебя умирать там, где ты и был. Я слишком снисходителен к тебе - и ты решил воспользоваться?
- Нет.
Ушел. Понял? Нет, не понял. Не оставит попыток. Улькиорра тяжело вздохнул, пользуясь тем, что поблизости никого нет и можно позволить себе некоторую вольность.

К черту тебя! Безмозглая кукла! Почему ты не хочешь идти дальше? Ты же адьюкас, да? почему ты не хочешь стать сильнее? Или... Ты сказал нет? Ты - Васто Лорд? Тогда понятно... Ну и пошел известной дорогой, нам точно не по пути! Ксо!!! Пантера беснуется, закованная в меч. Перестань. Эта ящерица нам пока не по зубам. Позже. Потом, потом мы заставим эти глазенки вытаращиться, как у того ублюдка Люппи. Но к кому мне еще обратиться, скажи? Стая слишком слаба, а он идеально подходит...

Война окончилась. И окончилась трескучим поражением. Арранкары бесились - те, кто выжил, конечно. Айзен ушел наверх, бросив их в последний момент, использовав энергию первой тройки Эспады для создания Ключа. Теперь он там, Владычествует, но Уэко Мундо никогда никому не подчинялось. Сейретей был подавлен своим поражением, Лас Ночес - своим. Апатия?

- Твою мать Хогъеку, Улька! Ты же лучше меня небось знаешь, что так продолжаться не может.
- Знаю.
- Тогда почему? Я уже все сделал, что мог! Стою тут и как идиот, перед тобой распинаюсь. Ждешь, что я на колени встану?
- Почему - как? Нет, не жду. Ты и так на коленях. Идем.
- Эй! Ты что, шутить умеешь?

Апатия? Может быть. Но что-то нужно было предпринимать. И срочно, пока Айзен не предпринял что-нибудь еще. Но Сейретей слишком слаб, многие погибли. А с новоявленного Короля станется не просто создать новую армию, но и переиначить все три мира под себя. Теперь, когда он добился того чего хотел - что Айзен предпримет дальше? Вопрос не праздный, а очень даже животрепещущий.

Да какого, простите, фига, тайчо? Я же все выполнила, все сделала, чего еще желать? Ах, покоя! Ухожу-покидаю, счастливо оставаться, тайчо! Ну не надо на меня таким жестоким взглядом смотреть, я же хорошая, ну правда же! Ай-ай, ухожу. Девушка залилась смехом и выскочила из кабинета разбушевавшегося капитана.

- Да, я знаю...
Тихи вздох. Ей было все труднее смеяться и поддерживать остальных. Она видела там Гина - и он ушел. Снова ушел. Куда - неизвестно. Как всегда.
- Прости, Ренджи... Я так устала... Да, наверное, мне надо поспать. Нет! Давай выпьем? Ну ты же знаешь, это помогает.
Выпить. Только и осталось уже. Нет сил, ни на что нет сил, ну почему, Гин? Почему ты всегда так делаешь? а я никак не могу тебя понять, не могу догнать, просто не могу... Точно, саке! Отвлечься. Прости, Гин, только не смотри на меня так...

Продолжение следует...

@музыка: Путь наверх

@темы: Фанфик, путь наверх

11:03 

Путь наверх, часть вторая

Люди на дне рыщут во тьме,
Они готовы жрать друг друга,
Лишь бы продлить дикую жизнь,
Урвать себе кусок.
Свой среди них, жадных и злых,
Ты в той же стае мчишь по кругу,
С ними ползешь закону под нож,
Как раб, а не пророк!


-Ай, Ренджи, ну прекрати!
Хорошо посидели. И сидим. Точнее, уже лежим. Саке еще есть, жизнь прекрасна! Ну Ренджи, не надо щекотаться только, я же задохнусь.
- Рееенджи...
Обними меня, Ренджи... С тобой тепло, ты можешь просто греть. Огненный, бешеный - и нежный. Кучики повезло, только они этого не ценят, похоже, оба. Я посплю у тебя на коленях, хорошо?

Она лежит на коленях рыжего бабуина. Аканна, Ран-тян, ты опять пила? Ты знаешь, что женский алкоголизм не лечится? Жесткий изгиб улыбки режет глаза. Мягким шагом скользнуть ближе, взять на руки - спи. Это было безумием для всех - кроме него. Правда, Шинсо? Они не ожидают такого, а ты? Да, ты тоже была против, я помню, но не ревнуй ты так. Сейчас нужно уйти отсюда подальше.

Сейретей всколыхнулся. Какая апатия, что вы! Похищение Матсумото Рангику, да еще и Ичимару Гином... Ренджи впадал попеременно то в буйство, то в депрессию, мечась по камере. Готей лихорадило. Как? Как он Ичимару смог? И куда ушел? Было ясно, что что-то нужно предпринимать, время отдыха закончилось.

- Просыпайся, Ран-тян, от долгого сна появляются мешки под глазами.
- Гин? М-да, пить мне надо меньше.
- А я что всегда говорил? Про женский алкоголизм? Вставай-поднимайся, красавица.
- Да встаю уже! Гин... Ну хватит щекотаться, Ги-ин!
- Помогает, ну надо же!
- Ах ты!!!

Поиски были тщательными. Заодно тестировали системы защиты, возобновили тренировки, капитаны на собраниях не спали почти. Готей снова начала приходить в норму. Уэко Мундо не шевелилось, это было только на руку, но сбрасывать арранкаров со счетов не решались.

Снова голова на коленях. Но уже на других, жестких, таких знакомых и родных. Ох, Ичимару, ты же меня знаешь, я не смогу предать Готей. Но и тебя снова терять не хочу. Что мне делать, Гин? Я запуталась. Второй раз я не смогу тебе угрожать... Что? Ты говоришь о том, что предал Айзена? Ты как всегда хитер, лис, но стоит ли так метаться? Послушай меня. Послушай, я не хочу, чтобы ты запутался также. Но ты всегда рвешь сети, в которые попал.

- Не бойся, красивая, я не покину тебя.
Голос как обычно, тягучий и насмешливый, только бы не сорваться. Я знаю, чего хочу. И я это сделаю. Мы сделаем, маленькая моя.
- Айзен сейчас один, он решил избавиться и от нас. Бедный Канаме, да...
Удар Къека Суйгецу застал слепого врасплох. Он действительно был слеп, он не поверил и не понял загодя. Но Лис был слишком подозрителен и увертлив, он сбежал вовремя, оставив Короля в столь желанном одиночестве. Эх, тайчо-тайчо.
- Не плачь...

@темы: Фанфик, путь наверх

Дневник Reymas

главная